С нами расти легче

Придет «Август» - будет урожай
Компания

«Лучше учиться на чужих ошибках». Как внедряли прямой посев в Аргентине

06.09.2018

В середине августа на базе Северо-Кавказского федерального научного аграрного центра в Ставрополе был проведен двухдневный научный семинар на тему «Особенности проведения научных исследований по минимизации обработки почвы с применением прямого посева». В нем приняли участие более 70 ученых и практиков из 10 регионов России. С одним из основных докладов на семинаре выступил представитель аргентинского Института сельскохозяйственных технологий (INTA), доктор сельскохозяйственных наук Висенте Гудели.

Площадь Аргентины – 280 млн га, сельхозпроизводство ведется на площади 35 млн га, из них 60 % занимает соя. Я представляю отделение INTA, которое находится в самом центре страны в городе Маркос-Хуарес. Исследования по технологии прямого посева ведутся здесь с 1984 года.

Почвы нашего региона очень богатые, в слое глубиной 20 см содержание гумуса 6 %. Преобладает ил – его 70 %, глины – 25 %. Это глубокие почвы, нет слоя, который бы препятствовал проникновению в них влаги, поэтому в 1,5-метровом слое ее сохраняется до 200 мм.

До 1970 года сельское хозяйство в Аргентине было смешанным – животноводство и растениеводство велось практически на всех площадях. То есть пять лет на полях росли пастбищные травы, та же люцерна, а затем пять - шесть лет на них интенсивно занимались растениеводством. В течение того времени, когда поля использовались для выпаса скота, на них восстанавливались физические и химические свойства почвы, и когда там начинали заниматься растениеводством, она была плодородной. Опыты, поставленные специалистами INTA, показывали, что люцерна за пять лет фиксировала из воздуха до 1 т/га азота.

А в 1975 году в страну пришла соя. Это был настоящий взрыв, который полностью изменил сельское хозяйство Аргентины. Тогда 1 т сои стоила 300 долл. США, в то время это были большие деньги, поэтому все стали переходить на ее выращивание.

У сои есть как положительные, так и негативные аспекты. Ее зерно содержит 40 % белка и 25 % масла, это отличная кормовая культура. Однако она оставляет после себя очень мало растительных остатков, к тому же они быстро разлагаются. Кроме того, соя как мощный насос выкачивает из почвы все питательные вещества. Если под пшеницу и кукурузу при критическом уровне плодородия нужно обязательно вносить удобрения, то соя растет и дает урожай даже на бедных почвах.

Одним словом, фермеры, имея высокую экономическую отдачу, в основном перешли на выращивание сои, она везде стала практически монокультурой. И хуже всего было то, что в 80-е годы ее возделывали по традиционной технологии, используя оборотный плуг. Небольшие пожнивные остатки заделывали в почву, и она оставалась без покрова до следующего года. Так как тогда не было сеялок прямого посева, для подготовки почвы применяли зубовые бороны и катки, после которых почва измельчалась до очень мелких фракций.

Все это приводило к тому, что земля просто превращалась в пыль, выпадающие осадки не успевали впитываться, на полях образовывались лужи, и в конце концов это стало приводить к водной эрозии почв. Если вода не проникает в почву и стекает с поля, то мало того, что мы теряем влагу, вместе с ней с поля уходит и плодородная почва, а вместе с ней нередко смываются и высеянные семена культур.

В западной части нашей страны легкие почвы, они очень сильно подвержены еще и ветровой эрозии. Даже на тех полях, где сейчас используют прямой посев и пожнивные остатки удерживают почву, бывают случаи, когда высевают кулисы из той же кукурузы, которые предотвращают негативное влияние ветров. И это, подчеркну, несмотря на то, что сеют напрямую.

Интенсивным растениеводством в Аргентине начали заниматься в середине 70-х годов, и когда в середине 80-х сотрудники INTA провели оценку состояния почв, оказалось, что за десять лет потеря органического вещества и гумуса на самой плодородной территории Аргентины составила 45 %! И не только органического вещества, стало намного меньше фосфора, азота. Тогда перед INTA поставили задачу разработать проект сберегающего земледелия.

Сначала все было направлено на то, чтобы снизить количество механических обработок почвы с пяти - шести до двух - трех. Перейдя на три обработки, мы снизили эрозию почвы на глубине до 5 см на 68 %, а на глубине от 5 до 10 см и от 10 до 20 см – до 32 %.

Но потеря почвы верхнего, самого плодородного слоя, все равно продолжалась даже при двух - трех обработках. Мы предложили сельхозпроизводителям делать вертикальную обработку почвы под пшеницу и кукурузу и прямой посев сои. Специалисты института выезжали на поля фермеров, которые оставляли нам участки, где мы сеяли пшеницу и сою напрямую. В 1986 - 1988 годах мы поставили 38 различных опытов по сое, которую выращивали после пшеницы, и увидели, что культура дает на 2,5 ц/га больше, чем на обработанной почве. На протяжении 20 лет мы вели исследования по выращиванию сои по «нулю» и с обработкой почвы. И всегда при прямом посеве урожайность была выше.

Если в первые годы мы проводили единичные опыты, то в 1986 году заложили 16-летние испытания, выращивая культуры в такой последовательности: кукуруза – пшеница – соя, либо же пшеница и в этот же год соя и кукуруза. В первый период с 1986 по 1996 год усредненный урожай всех культур при прямом посеве составил 60 ц/га, и это было на 5 % больше, чем на минимальной обработке, и на 47 % – чем на традиционной. В центральной части Аргентины в это время фермеры еще продолжали заниматься традиционной технологией обработки почвы, и урожайность там была намного ниже, чем на прямом посеве.

В период с 1996 по 2001 год прямой посев опять выигрывал, причем урожайность культур при выращивании с минимальным количеством обработок приблизилась к прямому посеву (8986 кг/га и 8928 кг/га соответственно). Цифры почти равные, потому что кукурузу продолжали выращивать по традиционной технологии. На обработанной почве совокупная среднегодовая урожайность трех культур была значительно ниже – 6439 кг/га. Если в целом сравнивать результаты за эти 16 лет, то прямой посев выигрывал по урожайности на 3,3 % относительно минимальной обработки почвы и на 44 % – относительно традиционной.

Обобщая сказанное, хочу сказать, что в Аргентине на 90 % всех посевных площадей на сегодняшний день применяют технологию прямого посева. Чтобы достигнуть этого уровня, учеными страны была проделана огромная работа по изучению и внедрению этой технологии. Помимо этого, большой вклад внесли производители сельхозмашин. Но главную роль все-таки сыграли фермеры. Чтобы вести сельхозбизнес успешно, у них не было другого выхода, кроме перехода на прямой посев, и связано это с тем, что в Аргентине нет субсидий для сельхозпроизводителей, более того, они отдают 35 % урожая сои государству (а до 2016 года еще и по 25 % кукурузы и пшеницы).

Российские земледельцы только начинают переход на технологию прямого посева, и я считаю, что для них будет полезным более широко использовать наш опыт. Учиться лучше на чужих ошибках, а потому призываю всех к сотрудничеству».

В семинаре приняла участие делегация представителей аргентинских заводов, производящих сельскохозяйственную технику, адаптированную к технологии прямого посева, – сеялки («Super Walter»), разбрасыватели минеральных удобрений и внутрипочвенные вносители жидких и твердых удобрений («Fertilizadoras»), жатки для комбайнов («Grande»), самоходные опрыскиватели («Praba») и бункеры-накопители («Cestari»).

Во второй день семинара состоялось посещение двух ставропольских хозяйств, где уже несколько лет успешно работают по технологии No-till. Одно из них – ООО «Хлебороб» в Петровском районе, входящее в агрохолдинг «Энергомера», второе – СПК «Архангельское» Буденновского района.

Записала Людмила МАКАРОВА

Фото автора


Выступает Висенте Гудели

В президиуме – региональный представитель компании «Август-Аргентина»

Анатолий Гунзеров (слева) и организатор семинара, руководитель научного направления Северо-Кавказского ФНАЦ Виктор Дридигер

Подсолнечник в ООО «Хлебороб»

Участники семинара на поле сорго в ООО «Хлебороб»

Гости из Аргентины с участниками семинара


Теги: