«Селекционерами не становятся, ими рождаются»

25.10.2017

В южных регионах России, помимо стандартного для страны набора культур, есть возможность выращивать и те, которые изначально не свойственны нашему фитоценозу, завезенные к нам относительно недавно. Например, такая, казалось бы, экзотическая для России культура, как рис, прекрасно растет в Краснодарском крае. О российском рисоводстве, его проблемах и о современных сортах «белого золота Кубани» рассказывает заместитель директора по научной работе ФГБНУ «ВНИИ риса», профессор, заслуженный деятель науки Кубани Виктор Савельевич КОВАЛЕВ.

Первые образцы риса на краснодарскую землю были завезены еще при Петре I. Крестьяне пытались его выращивать, но ввиду отсутствия технологии опыт был неудачным.

А в 1930-е годы стране нужно было обеспечить население рисом собственного производства. В то время создавалось много научно-исследовательских институтов по всем сельхозкультурам, направлениям науки и производства, в том числе в 1931 был основан Всесоюзный институт рисового хозяйства. Специалисты подобрали кубанские земли, которые вполне подходили и по климату, и по плодородию. Это были ранее неиспользуемые Приазовские плавни. И на Кубани построили инженерные рисовые системы, стали сеять эту культуру с применением самых современных на то время технологий.

Рис «прижился». К настоящему времени площади оросительных рисовых систем на Кубани и в Республике Адыгея составляют 255 тыс. га. В 2017 году в Краснодарском крае площадь выращивания риса достигла 122 тыс. га. Уже на протяжении нескольких лет в России собирают более 1 млн т риса (80 % – на Кубани), что обеспечивает потребности страны в продукции рисоводства. При этом 200 - 250 тыс. т экспортируется за рубеж, плюс примерно в том же объеме РФ импортирует рис различных длиннозерных и специальных сортов, которым не подходит наш климат.

Хотя мы вывели длиннозерные, крупнозерные, глютинозные и окрашенные сорта, которые способны закрыть потребности в таком рисе. Но наш жаркий климат не совсем подходит для сортов такого типа. Зато идеально соответствует круглозерным сортам с массой 1000 семян 27 - 29 г. Они очень ценятся потребителями и земледельцами, наш рис имеет высокую стекловидность (до 95 - 98 %), и выход целого ядра, прекрасные вкусовые качества. О многом говорит тот факт, что на рынке есть много контрафакта под маркой «кубанский рис»...

Отечественное рисоводство начиналось с азиатских сортов, из которых были отобраны адаптированные для наших условий исходные формы и на их основе созданы сорта Кензо, Дубовский 129, Кубань 3, Краснодарский 424. Последний создали на основе Краснодарского 3352, который в свою очередь был выведен из образца № 514 из коллекции ВИРа, завезенного из Манчжурии. Перечисленные сорта держались у нас в производстве долгие годы, например, Краснодарский 424 – универсальный сорт на все случаи жизни – занимал в СССР более 250 тыс. га.

А потом пришла «зеленая революция». На Филиппинах в 1966 году был создан сорт IR8 – первый полукарликовый сорт с потенциалом урожайности 100 ц/га. В СССР завезли два мешка его семян, но он оказался совершенно не приспособлен к нашим условиям по продолжительности вегетационного периода – у нас он должен быть максимум 130 дней. Но с тех пор наши селекционеры создали свои короткостебельные высокоурожайные сорта. Например, «массовые» сорта 80 - 90-х годов – Спальчик, Лиман, им на смену пришел Рапан.

В нашем институте сейчас работают пять селекционных групп по разным направлениям. Моя группа занимается интенсивными сортами. Это среднеспелые и средне-позднеспелые сорта с высокими потенциалом урожайности и качеством зерна, требующие вложения ресурсов для максимальной отдачи. Из них могу отметить Полевик. Надеюсь, он сможет заменить в производстве Рапан. Также районирован сорт с очень высоким потенциалом урожайности Исток, а с этого года допустили к использованию еще два моих сорта. Это Патриот, созданный на основе Хазара, и Аполлон – короткостебельный и высокоурожайный.

Создатель Лимана доктор сельскохозяйственных наук Валентин Николаевич Шиловский заведует группой селекции риса под энергосберегающие технологии. Он сейчас выпускает целую серию очень перспективных сортов, например, Фаворит и Партнер уже допущены к использованию, сорт Юбилейный 85 проходит госсортоиспытания. Это сорта с повышенной устойчивостью к пирикуляриозу. Несмотря на наш жаркий сухой климат, его эпифитотии все же случаются и приносят немало бед. Ресурсосберегающие сорта морфологически отличаются от интенсивных. Например, Фаворит имеет большую высоту растений, крупную метелку, хорошо развитую корневую систему и поэтому дает высокий урожай на почвах, имеющих более низкий фон минерального питания, хорошо себя чувствует по не самым благоприятным предшественникам, легче переносит засоренность полей.

Из сортов Надежды Васильевны Остапенко (группа селекции сортов риса функционального назначения) хочу отметить высокоустойчивый к пирикуляриозу сорт Сонет. В прошлом году им засеяли более 8 тыс. га.

У Юлии Константиновны Гончаровой (группа гетерозисной селекции) отлично себя показывает сорт Привольный 4 – короткостебельный, интенсивного типа.

В группе селекции сортов риса, устойчивых к неблагоприятным факторам среды, – у Григория Леонидовича Зеленского – широко используются в производстве Кумир и Олимп. Сорт Лидер занимает около 50 % посевных площадей в Республике Казахстан, интересен длиннозерный сорт Злата, который находится в госсортоиспытании. Он тоже практически не поражается пирикуляриозом.

То есть, на подходе целая серия сортов, устойчивых к основной рисовой болезни. Мы надеемся, что это позволит еще более интенсифицировать технологии выращивания культуры с точки зрения применения удобрений и ХСЗР, а в итоге – повысить урожайность риса в крае.

Раньше селекционерам требовалось не менее 15 - 17 лет для создания сорта. Сейчас, с подключением биотехнологий, можно создать сорт за 6 - 8 лет, все зависит от того, с чего начинать и чего необходимо добиться. У меня на сорт уходит все-таки больше, скажем, на Патриот – около 10 лет. Дело в том, что я не хочу выпускать сорт в производство до тех пор, пока не буду уверен в стабильности его характеристик. Мы проводим всесторонние экологические и конкурсные испытания. Предшественник сорта Патриот – Хазар поражался пирикуляриозом при искусственном заражении на 45 %, Патриот – на 30 - 35 %. И этого достаточно, чтобы немного снизить напряжение у агронома. Кроме того, я должен быть уверен, что сорт стабильно держит высокий уровень урожайности по разным предшественникам и при выращивании по разным технологиям. Например, Исток на некоторых делянках с максимальным комплексом нужных условий в 2014 году давал по 110 - 130 ц/га! Но нужно ему эти условия создать. Требуется хороший предшественник, применение комплексных удобрений, ХСЗР и пр.

Нужно понимать, что чем интенсивнее сорт, тем больше ему нужно ухода. Например, на осолонцованных почвах обязательно требуется химическая мелиорация. Без этого реализовать потенциал сорта нельзя даже на 50 %. На рисовых полях часто встречается проблема засоления почв. Раньше с ней успешно справлялись, включая в севооборот люцерну. Но, с приходом животноводства в упадок, эта культура все менее популярна в экономическом плане. Поэтому оптимальный рисовый севооборот на сегодняшний день выглядит так: соя – озимая пшеница – два года рис – мелиоративное поле с сидеральной культурой и еще один или два года рис. На тяжелых почвах желательно включать в качестве севооборотных такие культуры, как рапс, который оструктуривает почву не хуже, чем люцерна, хотя, конечно, не оставляет в почве такое количество органики. Ну и все наши сорта обладают довольно высокой солеустойчивостью. Например, сорт Лидер, который не заявлен как солеустойчивый, в Казахстане очень популярен, так как там грунтовые воды очень засоленные (до16 г/л солей), а Лидеру это нипочем. Он продуцирует до 70 - 75 ц/га зерна в таких условиях, при том, что в среднем по Казахстану собирают по 40 - 45 ц/га…

Еще одно обязательное условие для реализации потенциала сорта – защита от сорняков. И чем качественнее гербициды, тем лучше. Сейчас у нас проблема с видами ежовника, сытью, болотными сорняками, которые выработали резистентность к широко применяемым препаратам. Рисоводам очень нужны новые комбинированные гербициды. В 2017 году весна была холодная, сорняки быстро обогнали рис, химпрополка в таких условиях особенно важна. Если раньше были варианты, чтобы без особого труда очистить поле, то с появлением резистентных сорняков требуются новые комбинации д. в. или повторные обработки, что затратно. Мы постоянно ищем «свежие» препараты, которые при высокой эффективности будут экономически целесообразны.

С болезнями, особенно пирикуляриозом, мы, конечно, одной селекцией тоже не справимся. Его возбудитель дает 10 генераций за сезон и обладает высокой способностью к мутации, селекционерам за ним никак не успеть. Тем более, если ввести в сорт несколько генов устойчивости, то мы сразу теряем в продуктивности. Что-то получаем, но что-то обязательно теряем. Сейчас мы можем ввести до трех генов устойчивости, но это все равно не даст гарантированную защиту на долгий период. Биоклиматический потенциал нашего региона способен обеспечить урожайность риса 120 ц/га, и, чтобы достичь такого результата, применение фунгицидов обязательно. Например, Колосаль долгое время спасал нас (и продолжает спасать многих) от пирикуляриоза. Профилактическая обработка препаратом в норме 1 л/га снимает эту проблему. Но все-таки необходимо чередовать фунгициды из разных классов, поэтому хорошо бы зарегистрировать и другие продукты на рис (в 2018 году планируется регистрация на эту культуру фунгицида Бенорадприм. ред.). Часто рисоводы при возникновении вспышки пирикуляриоза испытывают двух - трех, а то и четырехкомпонентные смеси фунгицидов, зарегистрированных на озимых зерновых культурах.

С вредителями, например тлей, бороться тоже нужно, и с инсектицидами сейчас проблем нет.

В протравливании семян риса также есть смысл. У нас, чтобы агроном успел посеять все культуры весной, применяют ранневесенний посев риса – в 20-х числах апреля. И, если сложатся условия, как в этом году – холодная весна, долгое прорастание семян, то есть вероятность повреждения проростков болезнями. Но рисоводы не могут предсказать погоду и боятся вложить лишние средства. Тем не менее, постепенно в выращивание интенсивных сортов протравливание входит как обязательный прием – рисоводы ищут способ еще больше увеличить урожайность с меньшими затратами.

Я был бы очень рад, если бы отечественная фирма, например «Август», имела возможность синтезировать свои молекулы. Ассортимент уникальных российских препаратов должен расти и, конечно, их нужно регистрировать для применения на рисе. У нас в крае очень большая конкуренция, здесь сконцентрированы все мощные мультинациональные компании. Чтобы с ними состязаться, нужно создавать уникальные продукты, предлагать свежие идеи. Мы, рисоводы, с удовольствием работаем и будем еще плотнее работать с российскими производителями пестицидов.

А нашими сортами и технологиями интересуются и во многих других странах, даже в Китае. Особенно технологией прямого посева риса в почву. У них культуру высаживают по рассадной технологии (а это в основном ручной труд), что обуславливает большие материальные, трудовые и временные затраты.

Сейчас работа в нашем институте кипит. Но из основных проблем сохраняется традиционная в последнее время проблема с кадрами. В свое время мы работали не столько за зарплату, сколько нас увлекал сам процесс селекции. А сейчас людям нужно достойно платить. Но я все же могу назвать 5 - 6 молодых сотрудников, которые действительно увлечены своим делом. И это радует. Селекционерами не становятся, ими рождаются.

Записала Ольга РУБЧИЦ

Фото автора

Контактная информация

Виктор Савельевич КОВАЛЕВ

Моб. тел.: (918) 179-74-55

Подпись к фото:

В. С. Ковалев на фоне селекционных участков

Опубликовано в номере 10(168) за 2017 год



Рейтинг: Нет голосов
Ваша оценка: 1 2 3 4 5