С нами расти легче. С нами растет страна

С нами расти легче. С нами растут сервисы. С нами расти легче. С нами растут инвестиции. Августу 30 лет Августу 30 лет Августу 30 лет Августу 30 лет Августу 30 лет
Компания

В условиях экономического кризиса востребованность органической сельхозпродукции начнет снижаться

15.06.2020

Вступивший в силу закон «Об органической продукции» постепенно упорядочит производство экопродуктов в России, считают эксперты компании «Август». Однако за рамки своей ниши в нашей стране этот рынок в ближайшее время не выйдет: сниженная урожайность культур, выращенных без агрохимикатов, не может гарантировать продовольственную безопасность, компенсация дефицита продукции за счет увеличения сельскохозяйственных площадей возможна далеко не всегда, а токсины, появляющиеся в пище из-за болезней растений, могут быть гораздо опаснее, чем следы применения пестицидов. Кроме того, сегмент органической продукции, рассчитанный на людей с высоким уровнем дохода, испытает негативное влияние кризиса вследствие пандемии COVID-19.

С 1 января 2020 года вступил в силу Федеральный закон от 03.08.2018 N 280-ФЗ «Об органической продукции и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», и продукция, выращенная в новых условиях, уже начала появляться на полках магазинов. Каковы ее перспективы на продовольственном рынке и как совершенствование законодательства повлияет на этот сегмент, проанализировали в компании «Август».

Закон предусматривает запрет на применение при выращивании органической продукции большей части агрохимикатов, обособление ее производства от линий обычной продукции, а также необходимость сертификации и включения в единый госреестр для ее производителей. Земледелие, позволяющее производить органик-, эко- или биопродукцию (в разных странах приняты разные обозначения), подразумевает выращивание культур без использования синтезированных химических средств защиты растений и основной массы минеральных удобрений, а также без применения ГМО. Вместе с тем, как показывает опыт, это обычно приводит к снижению урожайности, что неизбежно влечет за собой значительное увеличение себестоимости продукции, которое не компенсируется снижением затрат на удобрения, пестициды и семена.

«Во многих странах мира выбор стоит не между органической и обычной продукцией, а между недоеданием и голодом. Так что потребление более дорогой органической продукции сегодня – это прерогатива государств с высоким уровнем дохода на душу населения, – отмечает Михаил Данилов, директор по маркетингу и продажам компании «Август». – По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (FAO), потери урожая от сорняков, вредителей и болезней во всем мире составляют около 30% – и это уже с учетом применения средств защиты растений. Даже если в этой статистике есть погрешности, объемы урожая при классическом земледелии с использованием агрохимикатов на несколько десятков процентов выше, чем при органическом – с учетом характерных для него потерь».

В компании «Август» также подчеркивают, что при эпифитотии (аналог эпидемии в растительном мире) убытки могут быть вообще катастрофическими. Сорняки еще возможно уничтожить механически, но с вредителями и болезнями растений минимальным набором фунгицидов и инсектицидов природного происхождения, разрешенных для применения в органическом земледелии, полностью справиться нельзя.

«В качестве иллюстрации можно вспомнить эпифитотию фитофторы картофеля в Ирландии в середине ХIХ века, когда численность населения страны сократилась на треть, – рассказывает Михаил Данилов. – Люди или умирали от голода, или вынуждены были эмигрировать. Не зря, условно говоря, у каждого второго президента США, включая Барака Обаму, в Ирландии есть родовая деревня, откуда приехали его предки и которую принято посещать после инаугурации. В условиях снижения урожайности дефицит продовольствия нельзя полностью компенсировать путем наращивания посевных площадей. Взять и волюнтаристски увеличить их вдвое невозможно: не вся поверхность земли подходит для растениеводства, не получится перевести все пастбища в коммерческий севооборот или повсеместно вырубить леса. Даже значительные меры поддержки органическому земледелию в ряде стран не приводят к резкому росту доли площадей под ним. Также нужно задуматься, не приведет ли расширение сельскохозяйственных площадей к дополнительному увеличению выбросов парниковых газов и дальнейшему глобальному потеплению».

Стремясь к минимизации в продукции остатков ХСЗР, важно помнить и о ядах, выделяемых болезнетворными грибами и бактериями при поражении незащищенных растений. Например, болезнетворные грибы рода фузариум, поражающие все культуры, выделяют такие токсины, как ниваленол и Т-2. ЛД50 ниваленола для мышей составляет около 4 мг/кг живого веса (ЛД50 – это доза, обозначающая оральную токсичность, приводящую к гибели 50% особей в испытуемой группе). В отношении Т-2 токсина она равна 5,2 мг/кг. Для сравнения, смертельная доза цианистого калия для человека составляет 1,7 мг/кг, так что вышеупомянутые токсины почти столь же ядовиты, как цианид. При этом ЛД50 одного из самых распространенных фунгицидов в мире – тебуконазола – для мышей составляет около 1700 мг/кг.

«Несмотря на рост потребления органической продукции в ряде стран, ее рынок остается нишевым. Он рассчитан на ограниченное число людей, которые готовы переплачивать за то, что кажется им более безопасным. Вряд ли очередная волна мирового экономического кризиса умножит количество таких потребителей», – оценивает текущую ситуацию Михаил Данилов.

Эксперты компании «Август» придерживаются мнения, что органическим земледелием имеет смысл заниматься там, где применение интенсивных агротехнологий не может привести к увеличению урожайности из-за ограничивающих климатических факторов. Так, в ряде стран с одного гектара можно получить не один, а два или даже три урожая в год, что приводит к кратному росту защитных мероприятий. Но если в регионе выпадает 300 мм осадков в год, климат резко континентальный, а лето короткое, как в некоторых регионах Сибири или Казахстана, то сколько бы там ни применялось дорогих семян и эффективных агрохимикатов, 7 тонн зерновых с гектара, как, например, в Великобритании или в Германии, все равно получить не удастся. Поэтому упомянутые государства, занимающиеся интенсивными агротехнологиями с использованием пестицидов и удобрений, будучи крупными экспортерами в области растениеводства, одновременно импортируют органическую продукцию из стран, где нет условий или технологических возможностей выращивания больших урожаев.

«Область органического земледелия на законодательном уровне в России и в станах ЕАЭС начали регулировать относительно недавно – например, соответствующие ГОСТы появились около 5 лет назад, и некоторое время назад трудно было даже определить, что представляют собой эко-, био-, органик- и фермерские продукты на полках магазинов, – констатирует Михаил Данилов. – В практике производителей ХСЗР бывали случаи, когда представители сельхозорганизаций просили подобрать такую химическую схему защиты, чтобы в продукции нельзя было определить остатки. При этом – что показательно – аграрии признавались, что выращивают тот самый «эко-био-органик». Полагаю, что вслед за вступлением в силу закона об органической продукции в России постепенно будет наведен порядок в сфере сертификации и маркировки, и органическая продукция будет действительно произведена в соответствии со стандартами органического земледелия».

В условиях экономического кризиса востребованность органической сельхозпродукции начнет снижаться

Теги: #вредители, #сельскоехозяйство, #компанияавгуст, #снамирастилегче, #пестициды, #защитарастений, #avgustcompany, #avgustcropprotection, #agriculture, #хсзр, #опыт, #средствазащитырастений