С нами расти легче

Высокая ответственность за урожай С Августом Россия сильнее Высокая ответственность за урожай 2 Новые всходы российской науки
Сервисы

Архив материалов по номерам

Архив газеты в PDF

Я – ЗА ВЫСОКУЮ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТЬ ОПРЫСКИВАТЕЛЕЙ

После публикации материала «400 или 25 литров на гектар? К вопросу о норме расхода рабочего раствора пестицидов» (N 5(38), май 2006 г.) редакция получила немало откликов на эту тему из разных регионов страны. Публикуем один из них.

Ваша газета подняла архиважный, на мой взгляд, вопрос, и я хотел бы высказать по нему свое мнение, хотя я давно на пенсии, но продолжаю работать консультантом по выращиванию рапса в ОАО «Красный Восток Агро». У меня за плечами 45 лет агрономической работы, огромный практический опыт, что дает мне право иметь свою точку зрения.

Да, в этом вопросе, как и в любом другом, мнения раздваиваются. И каждая сторона приводит убедительные доводы в правоту своих суждений, получается как бы две правды. Но, как учит диалектика, истина конкретна, она зависит от условий, места, времени. Одни правы в одних условиях, другие – в иных. А иногда истина где-то посредине.

Скажу сразу – я за малообъемное опрыскивание системными препаратами, которые проникают внутрь растений. И при этом не важно, сколько капель попало на лист растения – 2 или 22. Эффект будет одинаков, тогда же зачем лить лишнюю воду? Другое дело с контактными препаратами, здесь расход воды должен быть побольше. Приведу примеры из своей практики.

Впервые мне пришлось столкнуться с химической защитой растений на казахстанской целине, куда я отправился после окончания агрономического факультета Казанского сельхозинститута в 1961 году. Первым вредным объектом, с которым пришлось столкнуться, была зерновая совка. Боролись с ней при помощи сельхозавиации, применяя вофатокс и метафос с расходом рабочего раствора (далее – РР) 25 л/га. Наземных опрыскивателей в хозяйствах тогда не было и вопроса о норме РР не возникало. Да и не может сельхозавиация позволить себе более высокие расходы воды, т.к. целинные просторы не позволяли этого, не говоря уже о затратах.

Но вот в начале 60-х годов целинные хозяйства стали переходить от отвальной пахоты на безотвальную обработку. Этого требовали задачи борьбы с ветровой эрозией, а также с сильной засоренностью овсюгом. Всем известно о пыльных бурях, которые свирепствовали на целинных землях, в том числе в Кустанайской области, где я работал. Эти бури в конце концов нам удалось утихомирить при помощи системы почвозащитной обработки почвы и посева. Меньше известно об овсюге, засоренность которым достигла угрожающих размеров и снижала урожай не меньше, чем ветровая эрозия.

Распространению овсюга способствовали не только способ основной обработки, но и сроки сева яровых зерновых культур. А они, как и везде в то время, были самыми ранними по принципу: «сей в грязь – будешь князь» или «весенний день год кормит». Эту народную мудрость довели до абсурда. Так, на одном отделении совхоза, где я работал, сев пшеницы начали 24 апреля, а 7 мая рано засеянные поля пришлось пересевать той же пшеницей, т. к. щетиной взошедший овсюг просто заглушил всходы культурных растений. И что самое интересное, позже посеянные и пересеянные поля дали более высокий урожай.

Вот тут-то нам и пригодился совет Терентия Семеновича Мальцева, основоположника безотвальной пахоты. Он, ссылаясь на свой опыт, советовал на безотвально вспаханных полях с севом не спешить, а сеять только после прорастания овсюга, зерновки которого оставались незапаханными и прорастали, как только верхний слой почвы прогревался. К совету Т. С. Мальцева не спешить с началом сева мы прислушались, и хотя в те годы противозлаковых гербицидов не было, проблему овсюга решили предпосевными механическими обработками.

Но появилась другая проблема – двудольные сорняки, прежде всего все виды осота. Здесь нам пригодились гербициды группы 2,4-Д (аминная соль и бутиловый эфир), которые начали поступать в хозяйства. Но наземных опрыскивателей не было, были только самолеты - «кукурузники», которых одновременно на все хозяйства катастрофически не хватало.

В 1963 году, работая главным агрономом совхоза «Комаровский» Кустанайской области, я привез из «Сельхозтехники» новый вентиляторный опрыскиватель ОВТ-1А и гербициды 2,4-Д. Мы попробовали разные варианты, но от норму РР 200 л/га сразу отказались – не успевали подвозить воду. Остановились на варианте, при котором рабочая ширина захвата составляла 50 м (хотя фактический захват, да еще при боковом ветре, был значительно больше). При этом одной заправки емкости (1200 л) хватало на 30 га, расход РР на 1 га составлял 40 л. На одной заправке опрыскиватель шел 6 км, или делал 1,5 круга при длине гона 2 км. Пришлось на один опрыскиватель выделить два водовоза, зато дневная выработка достигла 200 га.

Один опрыскиватель для целинного совхоза – капля в море. У нас был аэрозольный генератор АГ-УД 2 с бензиновым двигателем. Я попросил своего земляка А. В. Лукоянова приспособить аэрозольный генератор для работы от ВОМ трактора, что он быстро и сделал, используя трехкубовый водораздатчик. Получился агрегат, который мы назвали СС («смерть сорнякам»). При его рабочей ширине захвата всего 15 м трех тысяч литров раствора хватало на 200 га, а расход РР составлял всего 15 л/га!

Вот так у нас и работали эти два агрегата – ОВТ и СС на одном поле, обрабатывая за день по одной «клетке» в 400 га. Агрегат СС работал отдельно, одной заправки ему хватало на целый день, подвозки воды не требовалось. Работали с 4 до 10 ч утра и с 16 до 22 ч вечера, меняя трактористов. В жаркие часы не работали, но при температуре воздуха не более 20 градусов вели опрыскивали и днем, тогда и дневная выработка была выше.

Эффект опрыскивания был нормальный и виден сразу – осот начинал скручиваться от гербицидов уже через несколько часов после опрыскивания.

Накопленный в совхозе опыт пригодился мне в последующие годы, когда я работал главным агрономом Орджоникидзевского райсельхозуправления Кустанайской области. В 1966 году на весь район (12 совхозов) нам дали всего два самолета, а химпрополку планировалось провести на площади более 100 тыс. га. Я собрал главных агрономов совхозов, методом лотереи мы поделили эти два самолета, остальным я предложил организовать изготовление наземных опрыскивателей своими силами. Был объявлен конкурс на лучший опрыскиватель, и все изготовленные в совхозах машины – штанговые на бензовозах, прицепные тракторные и др., мы показали на районном семинаре для их тиражирования. Тогда победил наш опрыскиватель СС, которых немедленно было изготовлено еще пять штук.

Так что уже тогда, более 40 лет назад, мы взяли ориентир на малообъемное опрыскивание (МО). И это себя оправдало. В том году в районе нам удалось обработать гербицидами 120 тыс. га посевов зерновых, из них 40 тыс. га – двумя самолетами АН-2, а остальные 80 тыс. га – наземными опрыскивателями, в основном изготовленными совхозными умельцами.

Я не могу себе представить, как бы мы смогли освоить такие объемы химпрополки при рекомендуемых и сейчас, и тогда нормах расхода РР 200 - 300 л/га. Кстати, эффективность обработок была одинаковой, как при больших, так и при малых расходах РР, как при опрыскивании с самолета, так наземной аппаратурой разных конструкций. Главная задача была – выиграть время в борьбе с сорняками, не дать им перерасти и заглушить культурные растения И мы отлично правились с этой задачей.

Прошли годы. Я покинул целину осенью 1967 года и вернулся в Татарию. Но где бы ни работал агрономом, везде и всегда был пропагандистом малообъемного опрыскивания. Не всегда встречал понимание со стороны агрономов, часто они действовали по принципу «как бы чего не случилось», ведь на таре гербицидов и в те годы, и поныне пишется: расход воды – 200 - 300 л/га.

Давайте рассуждать реально. О самолетах я уже сказал – они вносят гербициды и другие пестициды с расходом РР 25 л/га. А дельтапланы и дельталеты и того меньше – 4 - 7 л/га. Наукой разработан метод УМО – ультрамалообъемного опрыскивания с расходом РР всего 2 л/га, т. е. ту же аминную соль 2,4-Д можно было бы вносить вообще без воды. Правда, я этого никогда не видел, сам побаиваюсь, но раз наука рекомендует, значит это реально. Но мы далеки от работы с такими расходами. Нам бы повсеместно освоить работу с расходом РР хотя бы не более 50 л/га.

А нужно ли это в современных условиях? Да, нужно! И вот почему. Обработка посевов зерновых гербицидами в условиях Татарстана должна выполняться в сжатые сроки – всего за 15 дней первой половины июня. Но в это же время подлежат химпрополке посевы кукурузы, сои, рапса, сахарной свеклы. В это же время нам надо бороться с рапсовым цветоедом, трипсами, хлебными блошками, появляются болезни, которые надо уничтожать при появлении первых признаков поражения.

В этот период очень велика нагрузка на опрыскиватель, она должна быть максимально возможной. Но в хозяйствах не могут ее обеспечить! За сутки опрыскиватели выполняют не более половины от необходимой площади обработки, дело сильно затягивается. Отсюда перерастание сорняков с неизбежностью увеличения доз гербицидов и усиление стресса культурных растений. При повышении дозы гербицидов кукуруза сворачивает листья, а если опрыскивание проводится в фазу более 5 листьев, идет накопление гербицидов в пазухе листьев с последующим попаданием их в силос и молоко. При запаздывании с химпрополкой пивоваренного ячменя в его зерне образуется мало крахмала, оно не соответствует требованиям пивоваров. При запаздывании с обработкой против рапсового цветоеда вместо стручков остаются пеньки. И так далее.

Короче говоря, все операции на поле, а тем более применение ХСЗР, надо делать вовремя. Но пока это не удается. Почему? Назову некоторые причины.

1. Плохая организация подвоза воды. Сам видел не раз, как опрыскиватели приезжают с поля на заправку воды из башни Рожновского, потом сразу едут назад в поле и поливают посевы холодной водой с температурой 7 - 8 °С, хотя должно быть не ниже 15 °С. При плохом подвозе воды опрыскиватели могут выполнить лишь половину или даже треть возможной выработки (400 - 500 га), причем это относится даже к МО - опрыскивателям «Туман» с расходом РР 10 - 15 л/га, которые способны на одной заправке обработать 30 га за каких-то полчаса.

2. Сильная изношенность опрыскивателей в хозяйствах. Они часто ломаются и подолгу стоят на ремонте.

3. Часто работе мешают дожди, ветра и т. д., что приводит к простою опрыскивателей;

4. Мешают праздники! Июнь – пора праздника Сабантуй. Сперва его отмечают в своей деревне, затем в соседней, потом в райцентре, потом в ближайшем городе, а в третьей декаде июня – в столице. А следом идет похмелье. Опрыскиватели все это время стоят, сорняки растут, вредители уничтожают посевы.

5. Включение в работу не всех опрыскивателей. Так, отдельные хозяйства обзавелись широкозахватными машинами зарубежного производства, и имеющиеся опрыскиватели старой конструкции, те же ОП-2000, как правило, уже не используют. И так далее.

Что делать? Сабантуй не отменишь, дождь и ветер не остановишь. А обрабатывать посевы надо вовремя. Вот здесь-то и надо смело переходить на МО там, где это возможно.

Как это сделать? Из своего опыта назову лишь несколько путей.

Первый – снижение расхода воды за счет перекрытия половины форсунок штанговых опрыскивателей через одну и с поднятием крыльев гидросистемой трактора на увеличенную высоту. При этом достигается перекрытие факелов распыла оставшихся форсунок.

Второй – переоснащение опрыскивателей (прежде всего списанных или неработающих, но имеющих исправную раму с колесами, емкость и крылья) роторными распылителями с электроприводом от генератора трактора. Я знаю несколько предприятий, которые за небольшую плату и буквально за несколько часов устанавливают роторные распылители с расходом РР 25, 50, 75 и 100 л/га. Нужно прекратить дебаты: нужны или не нужны роторные распылители? Те, кто их применяет, скажут – «Нужны!» и посоветуют другим заняться переоборудованием своих опрыскивателей.

Роторные распылители хороши не только возможностью подачи на гектар 25 л РР. При больших вертикальных колебаниях штанги из-за неровностей микрорельефа поля они обеспечивают лучшее и более равномерное распределение РР за счет веерного, горизонтального распыла по сравнению с вертикальным, конусным.

Надо пересмотреть маркировку тары гербицидов и не пугать агрономов требованием расхода РР не менее 200 - 300 л/га там, где можно обойтись значительно меньшим количеством воды.

Думаю, что привел достаточно доводов в пользу МО. Этот метод способствует снижению затрат по химической защите посевов, ускорению работ, повышению урожайности всех культур.

О чем спорить? Истина конкретна. Каждый агроном может и должен на своем опыте, на своих полях убедиться, какие нормы расхода РР лучше. Уверен, что скоро число сторонников МО резко увеличится.

Кстати, норму расхода гербицидов (по препарату) при МО можно снизить до 30 %, разумеется, при условии своевременного проведения работ. А это дает экономию на одном только препарате не менее 300 руб/га. И еще один момент. Я выполнял хронометраж затрат рабочего времени при проведении опрыскивания. Так вот, до 40 % времени уходит на заправку опрыскивателей водой из водовоза. Поэтому чем меньше используется воды, тем выше производительность опрыскивателя.

А что касается сноса рабочего раствора на соседние поля, то это, по-моему, досужие разговоры, на практике этого нет. Просто надо правильно выбирать время для проведения химработ, выбирать безветренную погоду. И не создавать из своих ошибок проблемы для других.

Иосиф ЛЕВИН,

заслуженный агроном Республики Татарстан,

лауреат Госпремии РТ в области науки и техники

Опубликовано в номере 2 за 2007 год

Перепечатка и копирование материалов на электронные ресурсы только с письменного разрешения редакции и с указанием первоисточника.


Рейтинг: 2
Ваша оценка: 1 2 3 4 5

Архив материалов по номерам

Архив газеты в PDF