С нами расти легче

Высокая ответственность за урожай С Августом Россия сильнее Высокая ответственность за урожай 2 Новые всходы российской науки
Сервисы

Архив материалов по номерам

Архив газеты в PDF

Иван Богачев: ПАХАТЬ И СЕЯТЬ МОЖНО НАУЧИТЬ ЛЮБОГО

Герой этого номера Иван Андреевич БОГАЧЕВ – многолетний руководитель одного из самых крупных и стабильных сельхозпредприятий Ставропольского края – СПК Колхоз «Терновский» Труновского района. Его жизненное кредо: ни на кого не надеяться, рассчитывать только на свои силы. Такая «стратегическая установка» прекрасно «работала» в советские годы, но еще более востребованной она оказалась в новое, рыночное время.

Небольшая справка. В последнем Рейтинге клуба «АГРО - 300» (в среднем за 2003 - 2005 годы) хозяйство занимает 159-е место с такими среднегодовыми показателями: выручка 165,1 млн руб., прибыль – 47,3 млн руб., 609 работников, 19 тыс. га сельхозугодий.

В рейтинге по урожайности зерновых «Терновский» поставлен на 96-е место, с урожайностью 46,7 ц/га, валовым сбором 42,2 тыс. т и посевной площадью 9026 га. В Рейтинге 100 наиболее крупных и эффективных предприятий России по производству зерна хозяйство на 19-м месте с 98,6 млн руб. валового дохода от реализации зерна, 34,9 млн руб. прибыли, себестоимостью 1 ц 179,5 руб. и уровнем рентабельности 54,9 %.

В аналогичном рейтинге по подсолнечнику хозяйство занимает 88-е место, с 1385 га ежегодных посевов, урожайностью 18,4 ц/га и уровнем рентабельности 150,6 %.

Иван Андреевич, в одном из Ваших недавних интервью в местной газете я прочитал, что Ваш трудовой стаж составляет 63 года. Это не опечатка?

Это не опечатка, более того, мой трудовой стаж в феврале 2006 года достиг уже 64 лет. Да, начал я работать в феврале 1943 года в колхозе «Родина» Труновского района, сразу после того, как из этих мест изгнали немецких оккупантов. Было мне тогда 12 лет… Первым делом, которое мне тогда доверили, была вспашка на волах. Потом стали поручать работу на сеялке, конной жнейке и т. д., словом, пришлось пройти все ступени тогдашнего сельхозпроизводства. Детства, как такового, не было, пришлось быстро взрослеть и сразу включаться в тяжелую, изнурительную работу.

Еще шла война, хлеб мы выращивали без удобрений и пестицидов, на разбитой технике, дедовскими методами. Понятно, что даже на наших черноземах брали зерна хорошо если по 12 ц/га, а то и меньше. Взять по такой «технологии» с гектара по 16 ц хлеба (те самые легендарные «сто пудов») было подлинным геройством, много труда надо было для этого вложить…

Вы можете вспомнить много интересного… Расскажите о своем дальнейшем пути. Удалось ли Вам поучиться?

Учиться тогда было непросто... Как закончилась война, я пошел в вечернюю школу, потому что перед войной успел окончить лишь четыре класса. Проучиться удалось лишь два года, потом школа закрылась, но меня взяли учетчиком в тракторную бригаду Донской МТС, потому что грамотных людей тогда было мало, каждый умеющий читать-писать был наперечет… В 1950 году был призван в армию, отслужил 4,5 года. Ну а вернувшись в родные места в конце 1954 года, сразу поступил в Новотроицкое училище механизации, потому что по себе знал, как не хватает на земле грамотных людей, особенно подкованных в технике. Одновременно заканчивал вечернюю школу. В училище получил квалификацию комбайнера-механика самоходных сельхозмашин и пошел работать в Труновскую МТС. А в 1958 году меня назначили в колхозе «Родина» бригадиром тракторной бригады…

Я тогда уже был женат, появились дети, но продолжал учиться, хотя и сложно было это совмещать с напряженной работой на производстве и с семьей. В 1964 году был направлен в Ставрополь на трехгодичную очную учебу в советско-партийной школе с сельскохозяйственным уклоном. Ее выпускников готовили к работе на всех руководящих должностях в сельской местности. После ее окончания получил квалификацию младшего агронома, но работал в партийных органах. Ну а в конце 1976 года был назначен директором вновь образованного совхоза «Майский», который тогда выделяли из крупного совхоза «Терновский». Потом еще несколько раз меня «перебрасывали» с места на место, и только в 1985 году я вернулся, теперь уже навсегда, руководителем во вновь укрупненный совхоз «Терновский». И до сих пор здесь…

И уже руководя крупным предприятием, я завершил свои «университеты». В 80-х годах заочно закончил Ставропольский сельхозинститут, получил квалификацию ученого агронома. Можно сказать, подтвердил звание специалиста в том деле, которым занимаюсь всю жизнь.

Ваше хозяйство называют одним из наиболее стабильных и эффективных сельхозпредприятий в Ставропольском крае. Скажите, на чем базируется эта стабильность – на постоянстве руководства, коллектива, технологии или еще чего-то?

Пожалуй, здесь важно и первое, и второе, и третье… Скажу только одно – хозяйства и предприятия, которыми я руководил, никогда не были убыточными. Я всегда старался, прежде всего, добиваться финансовой стабильности, самодостаточности. Развивали производство мы преимущественно на собственные средства, а если и брали кредиты, то вовремя их возвращали. Я очень благодарен своим учителям в тех учебных заведениях, где мне довелось учиться. Меня научили самому главному, что нужно в сельском хозяйстве, – обеспечивать стабильную работу коллектива. Поэтому мы и в рыночной стихии не «утонули».

Взять те же кредиты – когда мы берем? Не в начале года, на оборотные средства, как большинство хозяйств, а … в конце сезона, когда только что убрали урожай, а нормальной цены на зерно пшеницы и семена подсолнечника – нет. Отдавать свою продукцию, в которую вложено столько труда и средств, за бесценок? Нет, я лучше возьму кредит, чтобы выплатить людям зарплату, переждать (обычно до Нового года) и дождаться хорошей цены. И такая тактика не раз нас выручала. А те, кто поторопился и продешевил, потом кусали локти… В сельском хозяйстве, а тем более на посту руководителя крупного коллектива, надо быть не только честным и трудолюбивым, но и, когда требует ситуация, хитрым.

А что Вам и коллективу помогло не снизить оборотов в тяжелые 90-е годы?

Стремление сохранить крупное производство как основу будущего благополучия. Я очень переживал тогда за развал сельского хозяйства и старался найти в коллективе единомышленников, опереться на них. Да, тогда была большая опасность потерять коллектив, налаженное производство – и лишиться всего безвозвратно. Но я сам никуда не побежал из хозяйства, не стал создавать каких-нибудь КФХ или ООО за счет дробления крупного производства и другим не советовал. Да, некоторые руководители среднего звена тогда от нас ушли, но главных специалистов, а значит – руководство отраслями удалось сохранить.

Мы с людьми всегда держались вместе в самые тяжелые времена, когда пришел бартер вместо нормальных рыночных отношений, начали делить землю на доли, и некоторые стали требовать выделения ее в натуре, начались нарушения севооборотов…

Главное – мне удалось убедить людей в том, что крупное коллективное производство эффективнее и прогрессивнее мелкого, и что рано или поздно мы к нему вернемся. Так зачем же от него уходить сейчас? И большинство людей мне поверили, не поддались на уговоры со стороны. Так нам удалось сохранить севообороты, хотя земля поделена на доли и каждый может с нею (и с имущественным паем) выйти из хозяйства. Но никто не выходит.

Более того, люди, которые все-таки изъявляют желание продать свои паи, продают их … колхозу. И возвращают свои земельные доли тоже в колхоз – при сохранении выплаты им арендной платы.

То есть, по сути, у вас идет реколлективизация?

Ну, можно и так сказать... Да, фактически мы снова создаем неделимый фонд, как это было 80 лет назад. Но тогда государство просто передавало имущество колхозам бесплатно, а сегодня мы действуем, так сказать, по-капиталистически, выкупаем паи. А те старики, которые возвращают в колхоз свои земельные доли, остаются нашими членами, они так же продолжают получать зерно, сахар, масло, услуги, пользуются льготами и т. д. – все, что полагается владельцу земельной доли. Этим мы добиваемся того, что наши старики не ищут выгоды на стороне, не думают о том, кому бы передать свою земельную долю, они знают, что выгоднее всего будет в их собственном колхозе. Ну а мы уверены в сохранении сложившихся севооборотов, всего производства, можем планировать долгосрочное развитие и не шарахаться из стороны в сторону…

И за счет такой политики вам удалось не снизить объемы производства?

Даже больше того – повысить их. В 1990 году мы получили зерна 44 тыс. т, это был самый высокий показатель дорыночного периода. Ну а в последние три года стабильно производим его около 50 тыс. т, причем одновременно значительно улучшили его качественные показатели и общую выручку. Больше, чем в 1990 году, производим подсолнечника, сахарной свеклы и других культур. Восстановили животноводство, превысили дореформенные показатели и по производству мяса. В прошлом году, например, произвели его 1110 т – это самый высокий показатель за всю историю «Терновского».

Расскажите, что же представляет собой СПК «Терновский» сегодня?

Ну если о земле, то ее площадь в последнее время расширяется из-за того, что многие арендаторы оказались неспособными толком управляться с полученными наделами и постепенно возвращают их нам. А год назад часть владельцев земельных долей колхоза «Родина» передали их нам, и пашня у нас сразу «округлилась» на 2 тыс. га. Так что если еще два года назад у нас было немногим больше 17 тыс. га пашни, то сейчас ее почти 20 тыс. га.

В прошлом году, несмотря на неблагоприятный сезон, произвели, как и в лучшие годы, более 50 тыс. т зерна, 4,5 тыс. т подсолнечника, 600 т сои, 21 тыс. т сахарной свеклы. Есть рост производства по всем показателям…

Так что, можно сказать: стабильность производства начинается с уверенности людей в завтрашнем дне, в том, что производство сохранено, что хозяйство их не бросит на произвол судьбы?

Именно так. И в самые трудные моменты обвальных 90-х годов мы старались сохранить у людей эту уверенность. А сейчас пожинаем плоды. Мы не наделали ошибок, которые сейчас так трудно исправлять…

Сколько у вас в хозяйстве работников?

Около 600, причем довольно много таких, которые работают на одном месте всю жизнь, которых я знаю по 15 - 20 лет и более. В последние годы началось значительное омоложение коллектива, приходит много молодых ребят и девушек, 40 человек от нашего СПК учатся в вузах и техникумах. Мы, к сожалению, не в состоянии принять всех, кто к нам приходит, человек тридцать сейчас дожидаются своей очереди занять освобождающиеся места. Разумеется, к новым кадрам приглядываемся как можно внимательнее, смотрим, на что человек способен, может ли он постоянно повышать свою квалификацию, воспринимать новую информацию, которая появляется практически каждый день.

Ведь, в принципе, пахать и сеять можно научить и медведя, вон что они в цирке выделывают! А вырастить ХЛЕБ может только грамотный, заботливый, любящий землю и свою профессию человек. Безграмотный, безразличный человек хлеб не вырастит, мы такого и не подпустим к полю.

У нас тесные связи с наукой, приглашаем ученых заложить опыты в хозяйстве. Сейчас, в частности, в «Терновском» работает И. В. Нешин из Ставропольского НИИСХ – по повышению урожаев и качества зерна. Со скотоводами занимается В. Ф. Жиленко из Северо-Кавказского НИИ животноводства… Для молодых работников мы организуем занятия, семинары, отправляем на стажировки, требуем, чтобы они повышали свою классность как специалисты и т. д. Словом, стараемся делать все, чтобы на каждом рабочем месте у нас были заинтересованные люди, чувствующие перспективу в своем деле.

А сколько зарабатывают ваши работники?

По сравнению с горожанами, конечно, немного. Создать чудо в отдельно взятом хозяйстве нам не удалось. Но у нас, по крайней мере, средний заработок повыше, чем у соседей. За прошлый год он составил 7100 руб. Но на селе доход меряют не только деньгами… Вот мы в прошлом году направили на выдачу работникам более 8,5 тыс. т зерна, в среднем на человека получилось по 11 т. Наши люди имеют много льгот… Например, хороший обед в столовой уже более 10 лет стоит всего 20 копеек.

Владельцы земельных долей получают приличную арендную плату – по 2 т зерна, сахар, масло и т. д. Но это, как правило, пожилые люди, многие их них давно уехали из «Терновского», некоторые даже покинули Россию… А в то же время около 400 наших молодых работников никаких прав на землю, на которой работают, не имеют. Так что у части нашей земли хозяева живут за границей, разве это справедливо? А те, кто рождаются у нас в селах, вырастают и приходят к нам на работу, не имеют никаких прав на землю! Купить ее они не могут, это же какие деньги нужны, и остается у них одна перспектива – быть чьей-то земле только работником, если не рабом. Вот чем нам аукнулось разделение на паи и доли в начале 90-х годов!..

Перейдем к технологическим вопросам. Я слышал, что вы в хозяйстве не торопитесь переходить на минимальную обработку почвы, придерживаетесь традиционной…

Ну, во-первых, не будем смешивать термины. Что считать традиционной обработкой, а что минимальной – здесь много субъективизма. Традиционной системы обработки, которой мы придерживались лет 30 - 40 назад, с ежегодной вспашкой, у нас, конечно, уже нет. Но и полностью на «минималку» с отказом от плуга мы пока не переходим. Стараемся проводить перемены постепенно, без резких поворотов. У нас все-таки огромные площади и все менять разом не будем.

А технологии совершенствуем постоянно. Вот выращивали подсолнечник долгие годы с применением двух «слепых» боронований и одного послевсходового – и получалось неплохо. Как появилась возможность, заменили часть боронований обработкой гербицидами и не снизили урожаев. И так действуем на каждой культуре.

И многое здесь зависит даже не от того, какая обработка, какое орудие, а от того, насколько качественно выполнена операция. Когда мы плохо пахали, тогда и урожаи были низкие. К тому у нас почвы тяжелосуглинистые, быстро уплотняются, в них нарушается аэрация, водный режим и т. д., и без активного рыхления на них просто не обойтись. Но постепенно накапливаем опыт и от плуга во многих случаях отказываемся.

Вот, например, перестаем пахать после уборки пшеницы, что раньше было непреложным законом. После уборки урожая лущим стерню, а перед уходом поля в зиму проводим глубокое чизельное рыхление на глубину до 40 см, чтобы усилить аэрацию почвы, накопление в ней влаги зимних осадков. Для возделывания культур с мощной корневой системой после озимой пшеницы – кукурузы, подсолнечника, сахарной свеклы – это оказалось эффективнее прежней вспашки на 20 - 22 см. У нас, в частности, после перехода на такую обработку значительно выросли урожаи подсолнечника. Более того, и подсолнечник с такой обработкой стал более благоприятным предшественником для колосовых.

Так что резких перемен в технологии мы, действительно, пока не планируем. Вот и сами ученые говорят, что при полном переходе на «минималку» возможно «временное снижение урожайности». А какое оно – в конкретных цифрах? И надолго ли? И кто нам компенсирует это снижение? Нет, мы не можем позволить себе даже небольшое снижение доходов, а они все – от земли, от урожаев.

К гербицидам и другим химическим средствам защиты у Вас, видимо, отношение настороженное?

…Я бы сказал – ответственное. Мы живем не в безвоздушном пространстве и не на острове, следим за новинками и постоянно их испытываем на опытных участках. Должно быть разумное применение всех новых ресурсов, способных помочь нам повысить урожаи и доходы.

Я уважительно отношусь к фирме «Август», которая в последние года стала одним из основных поставщиков ХСЗР в наше хозяйство. Мне импонирует хорошее качество препаратов, гибкие условия сотрудничества, оперативность и четкость поставок… Не каждая фирма может, например, по сегодняшнему звонку уже завтра доставить нам нужный препарат. Да и такое редкое на сегодня качество, как порядочность, уважительное отношение к своим партнерам – тоже дорогого стоит. У нас в «Терновском» часто бывает глава Ставропольского представительства «Августа» Ауэс Заудинович Шебзухов, с ним хорошо работается, и мы встречаемся как друзья…

Мы используем достаточно много препаратов от «Августа» и в целом довольны их эффективностью. Например, на зерновых применяем протравитель виал ТТ, который помогает «снять» корневые гнили, плесневение семян и снежную плесень, а также гербицид прима против трудноискоренимых сорняков на озимых. На горохе у нас полная защита препаратами «Августа», в частности гербицид гербитокс против двудольных сорняков, инсектицид данадим против брухуса и других вредителей. Из инсектицидов на различных культурах также применяем шарпей. На сое гербицид корсар помогает нам справиться с амброзией, на картофеле применяем лазурит. Довольны центурионом-А, на сахарной свекле он действует мягко для культуры и очень жестко против злаковых сорняков. Этот граминицид дает гарантированный эффект. Применяем также гербицид сплошного действия торнадо для очищения полей от злостных многолетников…

Иван Андреевич, Вас можно назвать патриархом земледелия. Не тянет ли на покой? Есть ли кому передать налаженное производство?

На покой не тянет, пока есть силы – буду работать. Ну а передать дело могу хоть завтра, на всех руководящих постах в хозяйстве подготовлены и испытаны «в боевых условиях» толковые люди. Я всегда старался выдвигать молодых, доверять им, помогать в профессиональном росте. Более чем уверен, что достигнутый у нас стабильный уровень урожаев – 50 ц/га озимой пшеницы, 500 ц/га сахарной свеклы, по 20 ц/га семян подсолнечника и сои и т. д. – они не снизят. А скорее всего – повысят. База для этого создана надежная…

Спасибо за беседу. Здоровья Вам и бодрости на долгие годы!

На снимках: И. А. Богачев в посевах подсолнечника; главная гордость терновчан – полновесная озимая пшеница; предпосевная культивация под пропашные; химпрополка на озимых; рабочие моменты жатвы-2006 в «Терновском».

Фото из архива СПК «Терновский»

БОГАЧЕВ Иван Андреевич,

председатель СПК «Терновский»

Труновского района Ставропольского края

Тел.: (8652) 48-28-11

Опубликовано в номере 3 за 2007 год

Перепечатка и копирование материалов на электронные ресурсы только с письменного разрешения редакции и с указанием первоисточника.


Рейтинг: 0
Ваша оценка: 1 2 3 4 5

Архив материалов по номерам

Архив газеты в PDF