С нами расти легче

Технологии и опыт:эффективная смесь для быстрого роста
Сервисы

Архив материалов по номерам

Архив газеты в PDF

Мы занимаемся благородным делом!

27.12.2017

Природно-климатические условия значительной части России неблагоприятны для ведения сельского хозяйства, впрочем, как и экономические. Многие хозяйства стараются развивать несколько направлений производства, чтобы чувствовать себя уверенней в условиях рыночной экономики. Одно из таких предприятий ООО «Агрофирма «Искра» Богородского района Нижегородской области. Его руководитель Александр Федорович СКВОРЦОВ рассказывает о том, как организовал и ведет производство.

Александр Федорович, когда Вы возглавили хозяйство?

Это произошло в 2003 году. Хотя ничто не предвещало, что я буду работать в сельском хозяйстве. Я по образованию радиоинженер, занимался бизнесом в Нижнем Новгороде. Все было хорошо, я успешен, и вдруг мне предлагают вложить средства в колхоз. Я соглашаюсь и… увязаю здесь по самые кончики волос. Теперь моими делами в городе занимается сын, а я тружусь здесь.

Не страшно тогда было вкладывать деньги в рискованный и не самый прибыльный бизнес?

На тот момент я его недооценивал. Думал, что сельское хозяйство – это такой же привычный бизнес, как торговля или стройка. Но оказалось, что это совсем не так. Возможно, я попался, а, может, все наоборот: и я должен быть благодарен богу за то, что я здесь. И то, и другое – правда. C одной стороны – мне очень тяжело, нагрузки неимоверные, постоянно какие-то испытания. С другой стороны – это огромная радость от работы. Потому что здесь, как оказалось, мы занимаемся благородным делом.

Работа в сельском хозяйстве – это библейский труд. Мы выращиваем хлеб, пасем животных – это очень почетно. Этим занятиям больше лет, чем мы знаем историю. Все это у нас в генах и доставляет радость от самого бытия. Конечно, мы все разные. Но у меня был момент, когда я осознал, что каждый день зарабатывать деньги – это скучно.

Возьмем торговлю: она дает средства всегда. Дурак скажет – это же хорошо! Но я «наелся»: купил квартиру, машину, большой дом. Но со временем все это перестало радовать. Да, деньги есть, а какая цель дальше? Опять зарабатывать деньги?

Эйфория от них проходит. Мне не нужна была своя футбольная или хоккейная команда, яхта и т. д. Деньги сами по себе меня уже не интересовали. Благодаря моей новой работе я понял, что можно жить другими понятиями, здесь некогда скучать. Сейчас она приносит мне удовольствие, и это – самое главное.

А когда вы «пришли в колхоз», какая ситуация складывалась?

Хозяйство наше всегда было крепким. На входе в управу стоит бюст председателя колхоза «Искра», Героя Социалистического Труда Павла Михайловича Демина. Он пришел сюда в войну, в 1942 году, и вывел колхоз в передовые, приучил людей к тому, что они всегда должны быть в лидерах.

Но в 2003 году здесь уже были проблемы. Все знали, что такое колхоз «Искра», но пламени уже не было. Тогда могли и не выйти на сев, так как уже продали даже семена, поэтому пришлось заново их покупать…

Свои средства инвестировали?

Да. Но самое главное то, что вскоре после того, как я возглавил хозяйство, начались проблемы с землей. Тогда, видимо, из Москвы пришли методические рекомендации о том, как можно продавать паи. И их стали активно скупать, а я даже не знал, что колхозную землю можно купить.

Хотя наш поселок не был связан с предприятием, и в нем жили люди, которые никогда не трудились в колхозе, все они получили паи, даже маленькие дети. А мы на этой земле просто работали. И внезапно я обнаружил, что с ней стали активно проводить различные манипуляции: скупали, меняли, продавали и т. д. И тут я сильно забеспокоился: контора останется, а средств производства не будет.

В итоге основную часть земли мы получили в обмен на квартиры, которые принадлежали колхозу: отдали их за паи, люди на это охотно соглашались. А потом я стал ее просто скупать. В общем, были разные варианты решения этой проблемы, но мы всегда действовали в рамках закона. Землю в итоге сохранили, потому что это – основа производства, без которой никуда.

Как Вы выстраивали работу предприятия? Меняли ли его структуру?

Изначально я получил животноводческое, зерновое и картофелеводческое хозяйство. И хотя предприятие мне досталось далеко не в лучшем состоянии, я был не в праве без серьезных причин вывести скот. И все, что я получил, как минимум, увеличил. Но развитие шло постепенно, работали очень напряженно. Что такое подъем предприятия? Это постоянные инвестиции. Я пять лет их вкладывал, а потом только начался рост производства. Не все, конечно, получалось сразу, но у нас люди умеют работать, и мы смогли предприятие сохранить и поднять, выбрались из пропасти и пошли вперед.

Тогда в колхозе было 2,9 тыс. га, а сейчас больше 10 тыс. га. Картофель выращивали на 200 га, а позднее у нас его посадки доходили до 600 га. Но вся инфраструктура и техника нам позволяют этот объем быстро вернуть.

Почему у вас много отраслей производства?

В один год с картофелем не очень получилось, и я подумал: надо столовой свеклой заняться, чтобы наверстать. Примерно в это же время я приехал на совещание в региональный Минсельхоз, а там говорят: в этом году почему-то у нас в области площади под картофелем сократились на 10 %, а столовой свеклы стали выращивать в два раза больше. Это они объяснили, что таких «умных», как я, в Нижегородской области много. Поэтому мы стали выращивать не только свеклу, но и ранний картофель, много внимания уделять зерновым, серьезно подошли к семеноводству и т. д.

Когда мы плотно занимались картофелем, а другие отрасли были второстепенными, возникали трудности со сбытом. Небольшая емкость регионального рынка не давала возможности быстро реализовать весь наш объем – а это 18 тыс. т картофеля. Как-то мне предложили за него 8 руб/кг, и я отказался. Покупатель ушел, а я сидел и думал, куда же все выращенное дену. На тот момент мы могли реализовать за месяц максимум 1 - 1,5 тыс. т, пришлось бы полтора года торговать. В итоге отдали по 8 руб. А что это значит? Мы «уронили» цену на свою продукцию и проиграли – это неправильно. Поэтому сейчас стараемся развивать сразу несколько направлений производства. Это называется простым словом – диверсификация. Мы теперь имеем возможность для маневра на рынке, так как экономика хозяйства более устойчива к колебаниям цен. Ну а после того, как наладили производство картофеля, подняли на новый уровень животноводство, а затем и производство зерна.

Как сейчас ситуация с картофелем складывается?

Вообще-то она часто меняется. Не было такого, что мы взялись за картофель, а там золотая жила. До чего иногда доходило: у нас было 600 га посадок картофеля, урожайность на круг – около 300 ц/га. Это, конечно, средний показатель, есть в области и те, кто 350 - 380 ц/га накапывают. Получается большой объем, и нам картофель приходилось продавать по себестоимости. Сейчас площадь под ним сократили, и в этом году спрос был лучше. Но сказать, что выращивать картофель – это суперприбыльно, не могу.

Семеноводством каких культур занимаетесь?

Выращиваем семена сорта картофеля Ред Скарлет, озимой пшеницы – Немчиновская 39, Немчиновская 56, Немчиновская 57, яровой – Злата, а также ярового ячменя – Владимир и Яромир, овса – Яков и Буланый и два сорта гороха – Стабил и Варис. Так как у нас в области всегда было развито животноводство, то еще одно востребованное направление – это производство семян многолетних трав. Выращиваем семена нескольких сортов клевера, донника, вики и люцерны.

А что послужило импульсом для развития зернового направления?

Когда серьезно занялись зерновыми культурами, мы начали сотрудничать с профессором Донского ГАУ Николаем Андреевичем Зеленским. Я прочитал его статьи в интернете и заинтересовался. Отправил к нему на семинар агронома, который по возвращении сказал: нам это не подходит. Я тогда еще не понимал, что ему это не подходит, поэтому принял на веру, но мысли-то остались. Спустя какое-то время поехал в Ростовскую область сам, послушал, увидел все своими глазами. Затем была поездка в Аргентину, организованная «Августом». Тогда сложилась хорошая компания, мы общались, обменивались мнениями, много говорили о работе. Я вернулся, и мы стали менять технологию производства зерновых.

Сначала посеяли на поле площадью 20 га озимую пшеницу с заниженной нормой высева – вместо обычных 250 - 300 кг/га – всего 120 кг/га семян и получили столько же, как и при стандартных нормах. На следующий год я дал команду засеять всю площадь с заниженными нормами высева. Провели сев, и картина была, прямо скажем, непривычной. Там, где в прошлом году был сплошной ковер из растений, на этот раз лишь кое-где появились одинокие всходы. Я не ожидал, что так получится, и сразу подумал: что мы наделали? Мы же здесь ничего не получим! Агроном молчит. Спросил у него, сколько еще осталось засеять, оказалось, что половину. Я потребовал: теперь не меньше, чем 250 кг/га! Позвонил Зеленскому, начал высказывать свои претензии. Он приехал через два-три дня, осмотрел поля и сказал: все будет нормально. И на самом деле мы тогда получили более 40 ц/га, не меньше, чем при принятых нормах высева.

Когда мы начали развивать зерновое направление, то стали сотрудничать и с компанией «Август», я бы даже сказал, что сделал ставку на нее. Процент «августовских» препаратов в наших системах защиты растений с каждым годом растет. У нас, конечно, иногда возникает непонимание с той или иной стороны, но мы стараемся всегда решить возникшие проблемы. Компания меняется, и она нас все больше устраивает. У нас уже сложились дружеские отношения с сотрудниками из Нижегородского представительства «Августа». Николай Дергунов нам помогает, ведет технологическое сопровождение, часто приезжает Зинаида Колотилина.

И что самое главное, у нас был опыт работы с разными фирмами, предлагающими средства защиты растений, и мы часто сталкивались с таким отношением: «Купил? Ну и слава богу! Давай, до свиданья! Встретимся на следующий год!». В «Августе» люди работают по-другому.

Расскажите о технологиях выращивания озимой пшеницы в хозяйстве.

Так как земли в Нижегородской области не такие плодородные, люди здесь исторически больше животноводы и раньше ориентировались в основном на обеспечение животных кормами. Сейчас все изменилось, стали заниматься зернопроизводством.

Какие выводы мы сделали за последние годы? Первый момент – мы правильно делаем, что снижаем нормы высева семян, потому что теперь тратим на них в два раза меньше денег. Второе – мы поняли, что необходимо тщательнее заниматься подготовкой семян к севу и семеноводством. Когда мы стали сдавать посевной материал на фитоэкспертизу, оказалось, что, грубо говоря, 30 % семян, которые мы использовали, – это мусор. Поэтому установили зерноочистительное оборудование, позволяющее нам готовить качественные семена как для себя, так и на продажу.

Раньше особо никто не заморачивался, сеяли, ждали осени и начинали убирать, что выросло, то выросло, а сейчас мы стараемся управлять вегетацией. Стали вносить сложные удобрения осенью, делать подкормки, применять средства защиты растений. Теперь, если я получу на круг 35 ц/га, то, конечно, расстроюсь, а если – 40 ц/га, то буду радоваться.

Технология обработки почвы у нас различается: там, где выращиваем картофель, мы пашем, а на новых землях, которые вводим в оборот, работаем по минимальной технологии и No-till. Стараемся сеять зерновые после картофеля, гороха и бобовых трав.

Еще один важный элемент развития технологий – это организация растворного узла. В нем готовим различные баковые смеси, делаем растворы удобрений для подкормок. Приготовление рабочих растворов в условиях стационара позволяет, во-первых, обеспечить их высокое качество, а во-вторых, значительно увеличить производительность опрыскивателей и исключить ошибки при смешивании препаратов. Одно дело – готовить раствор в баке опрыскивателя, а другое – заливать его уже готовым. В день расходуем порядка 100 кубометров рабочей жидкости. При постройке растворного узла, конечно, учитывали многие нюансы. Например, когда я был в Ростовской области и увидел растворный узел, то его емкости были из железа, и рабочие жаловались, что они быстро ржавеют. Поэтому у себя установили пластмассовые и от этой проблемы ушли.

Какая у вас система защиты озимой пшеницы?

Семена обеззараживаем фунгицидным протравителем Виал Трио. Осенью, если условия позволяют, посевы на северных склонах и там, где они расположены близко к лесополосам, а также семенные участки обрабатываем фунгицидом Бенорад – для защиты от снежной плесени. Химпрополку проводим гербицидом Балерина, на сильно засоренных участках применяем гербицидный комплект Балерина Микс. Добавляем в рабочий раствор фунгицид Колосаль Про, инсектицид Борей, микроэлементы. Злаковые сорняки подчищаем граминицидом Ластик Топ.

А сою выращиваете?

Пока на небольших участках. Ее в последние пять лет многие стали сеять, наверное, климат в нашей зоне стал более теплым. Используем ее для приготовления кормов, чтобы сократить затраты на соевый шрот. Выращиваем сорта чувашской и рязанской селекции с максимально коротким периодом вегетации. Другие у нас не вызревают. Сеем сою в начале мая, а убираем в конце октября. А в остальном какой-то особенной технологии ее выращивания у нас в регионе нет, все, как и в более южных регионах, только почвенные гербициды не применяем. У нас весной прохладно и много влаги, поэтому их внесение – большой риск, потому что возможен их промыв в нижние слои почвы.

Как сложился сезон-2016 - 2017?

Погодные условия были сложными, выпало очень много осадков, более 500 мм, а солнечных дней было мало. При этом урожай зерновых мы получили неплохой, а вот с кукурузой были проблемы, дозрели только 15 % посевов. Но самое главное, что цена на зерно пшеницы в этом году рухнула до 4 руб/кг. Это практически уровень 2005 года.

Но ведь за это время выросли цены абсолютно на все! Тем, кто занимается в основном зерновыми колосовыми, в новом сезоне будет очень тяжело, особенно если есть непогашенные кредиты. У нас в этом году ситуация чуть лучше из-за картофеля. Мы сократили посадки, и он пользовался спросом, продавали его по 10 - 12 руб/кг.

Какие планы у Вас на будущее?

Они очень сильно зависят от действий правительства. В нашем регионе себестоимость произведенной продукции гораздо выше, чем в южных регионах, а закупочные цены ниже, и они в этом году упали очень сильно. Поэтому мы пока еще не можем совсем обойтись без государства, и хотелось бы, чтобы меры поддержки были адекватны сложившейся ситуации.

Будем на это надеяться! Спасибо за беседу!

Беседовал Игорь ТИМЧЕНКО

Фото автора

Контактная информация

Александр Федорович СКВОРЦОВ

Моб. тел.: (951) 901-10-51

Николай Васильевич ДЕРГУНОВ

Моб. тел.: (920) 058-00-40

Подписи к фото 

А. Ф. Скворцов
Растворный узел
Слева направо: Н.В. Дергунов, З.М. Колотилина, А.Ф. Скворцов


Опубликовано в номере 12(170) за 2017 год

Перепечатка и копирование материалов на электронные ресурсы только с письменного разрешения редакции и с указанием первоисточника.


Рейтинг: Нет голосов
Ваша оценка: 1 2 3 4 5

Архив материалов по номерам

Архив газеты в PDF