С нами расти легче

«Август» – каждый год с вами
Сервисы

Архив материалов по номерам

Архив газеты в PDF

Рынок развязал нам руки

27.08.2018 11:26:00

Более 25 лет возглавляет ЗАО «Конёвское» Краснозерского района Новосибирской области Иван Васильевич ГОВОРУХА. Когда-то это хозяйство числилось в отстающих, а сейчас сюда едут перенимать опыт в самых разных сферах. И пусть пока здесь не самые большие надои в области, зато, как признают коллеги, самые передовые технологии и в животноводстве, и в растениеводстве. Тут всегда найдутся какие-то «изюминки», которыми конёвцы щедро делятся. Вот и сегодня из рассказа директора хозяйства, мы уверены, вы почерпнете что-то новое для себя.

И. В. Говоруха возле рулона сенажа из люцерны. 5 июля 2028 года Иван Васильевич, Вы родом из Конёво?

Да. Как говорится, где родился, там и пригодился. Мои родители – крестьяне, для меня с детства сельский труд был нормой. После восьмого класса я поступил в Куйбышевский сельскохозяйственный техникум на ветеринарное отделение. Закончив его в 1977 году, пришел на ферму в родном совхозе «Конёвский», некоторое время работал ветврачом отделения, затем главным ветеринарным врачом хозяйства. Меня на эту должность назначили в 1981 году, и я проработал в ней 13 лет.

Во время реорганизации сельхозпредприятия я выставил свою кандидатуру на выборах директора. Кандидатов на должность было много, и такие, что, если бы кто-то из них победил на этих выборах, нашего хозяйства уже не было бы. Когда меня избрали, думал, что это лет на пять, а вот уже 25 лет было в 2017 году…

То есть вы стали директором в очень сложное время…

Да, тогда было время бартера, отсутствия денег, неплатежей, за продукцию по полгода не платили. Мы были реалистами, трезво оценивали обстановку, не пошли по пути раскручивания зарплат, не стали набирать кредиты, хотя мне со всех сторон говорили: «Да бери! Все равно спишут долги!» А вот не списали, хозяйства стали рушиться. У нас всего один раз была задержка заработной платы на два месяца, но я четко знал, что у меня будет чем заплатить своим работникам. Мы соблюдали принцип: «По одежке протягивай ножки», пошли по пути чистого хозрасчета, 100%-ного! Совхоз в свое время был в аутсайдерах, но выжили, а многих прежних крепких хозяйств, передовых, просто не стало.

Почему же вы были в отстающих?

Во-первых, у нас самые плохие земли в Краснозерском районе – сплошные солончаки. Если сверху на наши поля посмотреть, наверное, не найдется ни одного сплошь черного поля, все они везде и всюду в белых пятнах. Кроме того, мы окружены болотами, озерами. Иногда приезжающие к нам спрашивают: «А где у вас поля?». Самые большие – около 200 га, и то их очень мало, в основном от 50 до 100 га. Урожаи получали небольшие, молока мало надаивали, поэтому и были в отстающих.

Не потому, что плохо работали…

Менеджер-технолог «Агродоктора» Николай Гутов на обследовании поля рапса в «Конёвском» Наверное, и плохо работали. Не буду сейчас глубоко анализировать, но ведь смотрите, хоть и была раньше практически одна вонючая 2,4-Д аминная соль, так и ее не применяли, вывозили куда-нибудь в лесочек. И минеральные удобрения – они же нам бесплатно доставались. Да, привозили аммиачную селитру насыпью, частенько вперемежку со щебенкой, но ее тоже не вносили, сваливали на краях полей. А дизтопливо – лилось рекой, его столько было! У нас сейчас земли примерно на 2,5 тыс. га меньше, и мы расходуем по году 200 т дизельного топлива, а тогда – 1 тыс. т. Электроэнергия стоила 1 коп. за 1 кВт/ч, мы ее жгли, а пользы, наверное, не получали… Вот и скажите, хорошо или плохо мы работали? Просто в советское время никто об экономике не задумывался.

И чем для вас обернулся переход на рыночную экономику?

Вспомните, как было в Советском Союзе – нам диктовали, когда, сколько и что сеять, когда убирать. Сегодня есть у некоторых людей ностальгия – чтобы план был. Я тоже в какой-то степени за него, за то, чтобы у нас были ориентиры – сколько, чего и почем мы можем произвести и продать, но надо сказать, что рыночные отношения развязали нам руки. Мы стали правильно работать – хозрасчет ввели, начали считать деньги, выращивать то, что выгодно, покупать то, что мы хотим.

Некоторые считают, что до перестройки мы лучше жили. Но я ведь тоже пожил в той системе, был коммунистом, возглавлял цеховую парторганизацию… Я не против коммунизма, хотя одним из первых я вышел из партии, когда понял, что экономику подменили идеологией. Идеология-то красивая была – бесплатные образование, медицина, главенствование человека труда. А на самом деле нельзя было влезать в экономику, потому что экономика – это совсем другая наука. Я возврата к прошлому не хочу. Хотя проблем хватает – сейчас вот зерно некуда продать, а за бесценок отдавать его не хочется. Государство должно было все это предвидеть, со сбытом определиться, тем более на большие урожаи замахнулись…

У вас изначально было животноводство?

Да, 50 на 50 и в структуре производства, и в структуре реализации. Изменения в животноводстве начали с того, что сократили поголовье КРС, и одна из причин этого – кадровая проблема, которая и сейчас существует во всех регионах матушки-России. Я посчитал, что мы должны оставить столько животных, сколько можем накормить, обслужить. Кроме того, отказались от овцеводства – у нас было 11 тыс. голов. И считаем, что правильно сделали, потому что сегодня ни шерсть, ни мясо абсолютно никому не нужны.

Мы серьезно изменили подход к кормлению животных, занялись составлением рационов кормления, стали сеять те травы, которые нам нужны, перестали кормить коров камышом, даем комбикорма столько, сколько требуется. Большие изменения произошли и на фермах, так, например, в доильном зале установлено оборудование фирмы «Вестфалия». Мы изменили и технологию выращивания телят, внедрили холодный метод.

В Сибири – холодный метод?!

Да. Причем первая моя попытка была еще в советское время, когда я прочитал статью о выращивании телят в Подмосковье в фанерных домиках. Но я не учел тогда того, что климат-то разный – одно дело минус 15 - 20 °С, и совсем другое – минус 35. Нам пришлось отказаться от холодного метода, потому что надо было увеличить норму выпойки телятам молока в холод, но директор не разрешил давать более 6 л – план по сдаче на переработку никто не отменял.

Когда я стал руководителем, решил вернуться к своей идее. Мы реконструировали помещения, поставили внутри них индивидуальные клетки для каждого теленка, в которых они находятся в течение двух месяцев. Установили, где необходимо, теплоносители, чтобы включать их, если температура опускается ниже минус 5 - 10 °С, и все у нас получилось как надо. Телятницы не чистят ежедневно клетки, а добавляют в них солому. В результате биопроцессов выделяется тепло, телятам там комфортно, они быстро адаптируются. Благодаря тому, что микрофлора при минусовой температуре не размножается, молодняк здоров, лучше сохраняется.

Кукуруза (или горох) в «Конёвском» Сколько сейчас дойных коров в хозяйстве?

Около 700. А вообще по годам от 700 до 800 голов. Причем это примерно столько же, сколько было и в совхозе, но тогда мы доили 1,3 тыс. л на корову, а сейчас – 4,3 - 4,5 тыс. Обслуживает стадо шесть доярок, а раньше было до 40 - 50. Можете судить, какая оптимизация производства произошла. Причем не только в животноводстве – механизаторов теперь не 37, а 11, хотя площадь пашни уменьшилась совсем не в разы – с 11 тыс. га до 8,5 тыс. Землю мы не бросали, просто часть забрали фермеры, которые потом от нее отказались, и она пустует. Мы ее не берем себе, потому что у нас в настоящее время земли столько, сколько нам надо.

И что вы на ней выращиваете?

Зерновые, зернобобовые, многолетние травы – люцерну, из которой делаем сенаж, викоовсяную смесь также используем на сенаж, возделываем кукурузу на силос. С помощью компаний «Агродоктор» и «Август» серьезно занялись горохом. Мы его и раньше сеяли, но, не применяя ХСЗР, не получали урожая. Бывало, что ржавчина все «съедала». А с тех пор, как началось технологическое сопровождение специалистами этих двух компаний, когда они стали к нам приезжать, смотреть, рекомендовать, у нас и урожаи пошли. В 2017 году гороха получили 26 ц/га.

В этом году мы сократили площади под пшеницей до 2,3 тыс. га. Может, и неправильно это, хотя что делать, если зерно продаем ниже себестоимости. Вместо нее посеяли около 500 га гороха. Кроме того, выращиваем на 700 га рапс на маслосемена, закупили гибрид Сальса фирмы «Rapool». Раньше рапс сеяли на корм скоту, как зеленую массу использовали, а теперь вот на маслосемена. И это опять же с подачи специалистов «Агродоктора» и «Августа», которые предложили нам полную технологию защиты.

Третий год возделываем лен масличный, который сейчас пользуется большим спросом. Он в любом случае выгоден. В прошлом году продали его по 13 руб/кг, пусть небольшая прибыль, но есть. Урожайность, правда, была невысокая – 13 ц/га, но мы и этому рады, учитывая то, какие у нас бедные земли. Кто-то хвастается урожаями той же пшеницы в 35 ц/га, мы, наверное, столько не получим, но 25 - 28 ц/га – для нас это реально. В 2017 году, когда на некоторых полях мы применили полный комплекс «августовских» препаратов, намолотили по 28 ц/га. Для нас это рекордный урожай. А там, где не применяли пестициды, было и 5, и 6 ц/га. При одних и тех же погодных условиях.

Но ведь полная защита на всех площадях обойдется в копеечку…

В копеечку. Себестоимость пшеницы у нас составила 8 руб/кг, а когда продаем ее по 5,5 - 6 руб/кг, то это прямые убытки. И в этом году стоял вопрос: а что нам дальше делать? Сеять ли вообще пшеницу? Потому что все остальные культуры дают пусть и небольшой, но плюс. Тот же горох – часть его продали по 8 руб/кг, а затраты на его возделывание не такие уж и большие. Но мы получили 26 ц/га! То есть можем «подвинуться» в цене.

Хорошую прибыль получаем на подсолнечнике. У нас его немного, всего 200 га, поэтому сеем сорт Енисей. А те, кто серьезно им занимаются, у кого 60 % площадей занимает эта культура, гибриды используют. Подсолнечник в этом году «подсел» по цене капитально, как и все остальное. А обычно его продавали по 17 - 18 руб/кг, при себестоимости 6 - 7 руб/кг рентабельность – под 200 %.

Изменился ли набор выращиваемых трав?

Понемногу меняется. Раньше у нас было мало люцерны, сегодня ее уже около 1 тыс. га, потому что белок нужен, а она им богата. Горох тоже используем при кормлении КРС – вводим 10 - 12 % в комбикорма. Сена заготавливаем 10 - 12 тыс. т. И если в советские времена оно составляло около 70 % от всего рациона, то сейчас выдаем его лишь 2 - 3 кг на корову в сутки. Поэтому большой объем нам не нужен. Сенажа из люцерны закладываем порядка 5 тыс. т, используя пермскую технологию так называемого рулонного хранения.

Больше всего для нее подходят бобовые культуры – люцерна, клевер, козлятник и др. Основные показатели качества корма – содержание обменной энергии, сырых протеина и клетчатки – зависят от вида трав и фазы их развития в момент заготовки. Мы косим люцерну в фазе бутонизации, причем в определенное время – с 6 до 11 ч утра, для того чтобы в течение 4 ч вся скошенная масса подвялилась, подсохла до влажности 50 - 55 %. Чтобы этот процесс проходил равномерно, используем ворошилки-вспушиватели. Если влажность будет выше, зимой сенаж будет промерзать. Подвяленную массу прессуем в плотные рулоны. Для этого в прошлом году купили высокопроизводительный импортный рулонный пресс-подборщик «Extreme-265» с изменяемой камерой за 2,8 млн руб., который позволяет регулировать размеры рулона. А дальше по технологии нужно соблюсти еще одно важное условие – в течение часа доставить рулоны до места хранения, чтобы не начали работать термофильные бактерии. То есть сенаж не должен согреваться. Затем прессуем рулоны в рукав примерно по 200 м, упаковщиком обматываем специальной стрейч-пленкой примерно в шесть слоев и укладываем рядами. Красиво получается. Главное – чтобы эту пленку никто не проколол, иначе в этом месте начнет развиваться плесень. Такой корм может храниться несколько лет. У нас есть рулоны, которым три года.

Почему же не перенимают ваш опыт? Дорогостоящая технология?

Я бы не сказал... Скорее всего, так заготавливать корм сложно организационно. Потому что, во-первых, надо четко рассчитать, сколько нужно техники, сколько скосить трав. Во-вторых, стрейч-пленку не всегда получается приобрести, вот она – дорогое удовольствие. Но отдача в виде продуктивности скота огромная – не надо дорогих концентрированных кормов. Для скашивания люцерны используем косилки «МакДон», «Тааруп», есть и очень производительные белорусские энергосредства, они тоже с 9-метровым захватом.

В заготовке кукурузного силоса тоже есть свои секреты?

К тому, как мы делали это в советское время, добавили некоторые элементы – кроме облицовки силосных ям прокладываем пленку по бокам и серьезное внимание уделяем трамбовке силосной массы, чтобы вытеснить из нее воздух. И еще важна скорость закладки. Конечно, то, что рекомендуют европейцы – в два дня, у нас никогда не получается, но, если мы достигаем семи дней – это уже прекрасно. Когда-то силосную яму заполняли и за 25 дней. Ну и консерванты используем. Они и в советское время были, но сегодня есть более эффективные, простые в употреблении. На кормоуборочных комбайнах «Джон Дир» установлены дозаторы, которые вносят консервант сразу же при уборке.

Остальная техника у вас тоже импортная?

Вся. Тракторы – «Джон Дир», комбайны «Джон Дир», «Кейс», «Клаас», «Нью Холланд». Опрыскиватели – фирмы «Амазоне», сеялки – «Джон Дир-730», «Джон Дир-1890» для No-till. Приобрели две сеялки австрийской фирмы «Пёттингер», которые нам поставила компания «Агроснабтехсервис». Одна – для No-till, другая – для традиционного земледелия. Они один в один похожи на «хоршевские» сеялки. В большинстве хозяйств района такая техника. Надо соответствовать... А вообще Краснозерский район – лидер по производству зерна в Новосибирской области, у нас выращивают десятую часть валового сбора. Здесь много фермеров и хозяйств с очень высокой культурой земледелия. У нас, конечно, земля другая, но есть поля, на которые любо посмотреть.

Вы переходите на No-till или уже перешли?

Переходим. Хотя за два года хорошо продвинулись – начинали с 700 га, а сегодня под ним уже 3 тыс. га. У нас же зона Кулунды, главный лимитирующий фактор – влага, в год выпадает всего 180 мм осадков! Поэтому нам сам господь бог велел заниматься влагосберегающими технологиями. Землю уже давно отвально не пашем. А No-till… Он ведь тоже должен быть правильным – не просто прямой посев, когда того или этого не хватило, поле не вспахал – давай посеем, сэкономим и успеем вовремя. Мы, конечно, пробуем, смотрим, думаем…

Пример берем с хозяйств, которые первыми пошли на него – ООО «Рубин», фермер Александр Эвальдович Вайс. Это люди, которые знают, что им конкретно нужно, отличные управленцы, привлекают науку. Занявшись этой технологией, мы увидели, что и на наших солонцах тоже можно получить урожай. Было у нас поле площадью 138 га, о котором в 2016 году я сказал, что туда больше заезжать не будем, потому что, отпаровав его в 2015 году и посеяв пшеницу, мы там ничего не получили – все пырей «забил». А в 2017 году я все-таки прислушался к мнению сына Антона (он – мой заместитель), и мы провели полный комплекс мероприятий по No-till, включая защиту растений. Так мы там намолотили 33 ц/га пшеницы! Это было самое лучшее поле в хозяйстве! Так что нет плохих земель, просто в них надо больше вкладывать.

И вот что интересно – два последние года в нашем районе большая часть пшеницы четвертого класса, а у нас в хозяйстве она вся третьего класса. Я в прошлом году все зерно на клейковину проверил – 25 - 26 %... Не знаю, может есть какая-то взаимосвязь с нашими солонцами…

Раньше мы мало применяли удобрений, а когда серьезно пошли на No-till, поняли, что на эти цели надо тратить деньги. Пусть пока немного, но два - три вагона покупаем. Глифосаты надо использовать, другие гербициды, препараты против ржавчины, инсектициды…

Когда вы начали применять «августовские» препараты?

Третий год работаем ими. До этого сотрудничали с различными фирмами, время от времени возникали проблемы с пшеницей – вроде всходы нормальные получали, а после гербицидной обработки на посевах появлялись полосы обожженных растений. В 2015 году посеяли рапс на маслосемена, и после химпрополки культура стала чахнуть, а сорняки по колено выросли. Представитель поставщика ХСЗР, которого мы пригласили, стал выкручиваться, нас обвинять, и я ему сказал, что мы не настолько богаты, чтобы покупать плохие препараты. Как раз в это время, можно сказать, случайно, появился в нашем хозяйстве Александр Русаков – он был знаком с моим сыном Антоном. Осмотрев посевы рапса, он грамотно разобрался в причинах нашей неудачи, порекомендовал «августовскую» систему защиты, и не только рапса. И с тех пор мы стали работать с «Августом» и его дилером – компанией «Агродоктор».

Это сотрудничество очень полезно для нас. Если мы не знаем, что с нашими семенами или что у нас в почве, мы слепы. А после фитоэкспертизы семян или обследования посевов мы получаем рекомендации, что лучше применить. Плюс анализ почвы на содержание микро- и макроэлементов – имея на руках его результаты, можно более рационально применять удобрения. Поэтому без этой лаборатории сложно, не даром компанию назвали «Агродоктор».

Мне нравится, как ведется технологическое сопровождение – всегда есть возможность проконсультироваться, получить полную информацию о действии препаратов. Их цена и качество меня тоже устраивают. Конечно, есть предложения и от зарубежных компаний, но их продукция дороже. На зерновых используем гербицид Балерина, на льне – Миуру, на горохе – Парадокс. Последний мы попробовали и для защиты чечевицы в смеси с препаратом на основе имазетапира.

Чечевица у вас тоже растет?

Да, в 2017 году сорт Веховская дал более 26 ц/га! Это больше, чем получило семеноводческое хозяйство, которое поставило нам семена. Притом многие сожгли культуру, применив препараты, приобретенные у одной из фирм, поставляющих в область ХСЗР, а у нас все удачно получилось, хотя пришлось поволноваться. Мы ее первый раз выращивали, и я очень удивился, когда увидел ее малюсенькие всходы-«ёлочки». После обработки гербицидами они почему-то пожелтели, агроном не смог объяснить мне, почему это произошло, и я предложил на всякий случай внести Гуминатрин, 4 л/га, содержащий микро- и макроэлементы. Переживал, конечно, чтобы не расстраиваться, не заезжал на то поле, но в конце концов Антон с агрономом уговорили меня съездить, посмотреть. Приезжаю – а там уже бобики завязались, чечевица стоит – красавица! Во время уборки, в которой Антон обычно участвует как комбайнер, он позвонил и сказал, что дисплей комбайна показывает урожайность 30 ц/га! В этом году увеличиваем площадь под этой культурой до 200 га – не стали продавать семена, которые получили с наших 25 га, полностью на посев пустили.

Поговорим о сортах…

Пшеница у нас омской селекции – Омская 36, Памяти Азиева, Омская 18, в прошлом году взяли сорт Катюша. Ни новосибирские, ни алтайские сорта у нас не идут. Около 90 % площадей под горохом занимает сорт Ямальский. У него очень высокая облиственность, когда влаги много, он мощным вырастает – убирать сложно, уже думал отказаться от него, но он самый урожайный. За 30 ц/га давал в 2017 году. Гибриды кукурузы у нас кубанские – Росс 119 и Катерина СВ. В хороший год они дают от 350 до 400 ц/га силосной массы. Но планируем мы всегда 150 - 200 ц/га, а там уж как бог даст. С подачи «августовцев» начали применять гербициды на кукурузе, баковую смесь Балерины и Эскудо, и теперь механические обработки не проводим.

Каков состав вашей агрономической службы?

Она состоит из агронома – Владимира Ивановича Кайгородова. Ну и Антон, как я уже сказал, занимается вопросами полеводства. Дело в том, что у нас очень хороший коллектив механизаторов – грамотные, умные, ответственные. Агроному остается только проконтролировать, порекомендовать. Многие на «ты» с электроникой, у нас все-таки серьезная техника. Поэтому, я думаю, лишних людей здесь не надо. Зачем? Когда-то в советское время был агроном-семеновод, агроном по защите растений, много бригадиров, а сегодня один агроном все решает. Оптимизация у нас очень жесткая – жизнь заставляет. И потому наш «тройственный союз» с «Агродоктором» и «Августом» очень полезен, учимся друг у друга.

Учиться, кстати, никогда не поздно. Мне было за 50, когда я поступил в Новосибирский ГАУ на специальность «Управление экономикой». Захотелось подновить теоретические знания. А вот в плане практики по просьбе преподавателей я сам лекции читал – по оплате, организации труда. Мне было интересно. И возраст в этом деле совсем не помеха.

Спасибо за беседу! Пусть капризы природы не сильно повлияют на урожай!

Беседу вела Людмила МАКАРОВА

Фото А. Говорухи и из архива ЗАО «Агродоктор»

Комментарий менеджера-технолога «Августа» Александра Русакова, осуществляющего технологическое сопровождение применения продукции компании в ЗАО «Конёвское»: «Техническая оснащенность предприятия позволяет выполнить все необходимые операции своевременно, в сжатые сроки. На пшенице здесь проводят две обработки: первую – гербицидную – с использованием баковой смеси Балерина Микс + Ластик Топ, вторую – совмещенное применение фунгицида Колосаль Про с инсектицидом Борей Нео. Для защиты гороха от сорняков в фазе трех - пяти листьев посевы опрыскивают гербицидом Парадокс с добавлением ПАВ Адью, в фазе бутонизации для борьбы с болезнями и вредителями используют Колосаль Про в смеси с Бореем.

На рапсе более сложная схема защиты: в фазе трех - пяти листьев применяют комбинацию гербицидов Галион и Миура с инсектицидом Борей Нео либо Борей, в зависимости степени заселения культуры вредителями. В начале цветения посевы обрабатывают еще раз Бореем Нео или Бореем, а после цветения – Колосалем Про с Брейком.

Для защиты льна масличного в фазе «ёлочки» используют Гербитокс в смеси с Хакером или Магнумом, затем посевы опрыскивают Миурой. На кукурузе хорошо зарекомендовала себя смесь Балерина с Эскудо. Для предпосевной гербицидной обработки полей в хозяйстве используют Торнадо 500.

По протравливанию семенного материала «Конёвское» сотрудничает с «Агродоктором». На собственных протравочных машинах специалисты этой компании обрабатывают семена пшеницы и ячменя Оплотом, овса – Бункером, льна – смесью Бункера с инсектицидным протравителем Табу, рапса – Витаросом с Табу, гороха и чечевицы – ТМТД ВСК с Кредо».

Контактная информация

Иван Васильевич ГОВОРУХА

Моб. тел.: (913) 890-39-57

Подписи к фото

И. В. Говоруха возле рулона сенажа из люцерны. 5 июля 2028 года 
Менеджер-технолог «Агродоктора» Николай Гутов на обследовании поля рапса в «Конёвском» 
Кукуруза (или горох) в «Конёвском»

Опубликовано в номере 8(178) за 2018 год

Перепечатка и копирование материалов на электронные ресурсы только с письменного разрешения редакции и с указанием первоисточника.


Рейтинг: Нет голосов
Ваша оценка: 1 2 3 4 5

Архив материалов по номерам

Архив газеты в PDF