С нами расти легче

«Август» – каждый год с вами
Сервисы

Архив материалов по номерам

Архив газеты в PDF

Мы не хотим быть монополистами

19.09.2018 14:29:00

Название Куйтун в переводе с бурятского означает два понятия: «холод» и «обширные степные пространства, представляющие собой хорошие пастбища и пахотные земли». На этих просторах расположены земли крупнейшего сельхозпредприятия Иркутской области – ПАО «Куйтунская Нива», которое входит в агрохолдинг «Саянский бройлер». О том, как здесь ведут производство, рассказывают директор предприятия Владимир СТРАШКО и главный агроном Александр КАРГИН.

В. Ф. Cтрашко

Владимир Федорович, когда Вы возглавили предприятие?

Я руковожу «Куйтунской Нивой» с 15 января 2015 года. После моего прихода первым делом мы провели полный анализ состояния хозяйства и начали искать новые направления для дальнейшего развития. Эти исследования показали, что у нас довольно примитивная система земледелия: двухпольный севооборот, а это значит – непродуктивный гектар. Сразу стало понятно, что дальше так работать не имеет смысла. Подумав, мы с коллективом разработали проект по увеличению продуктивности каждого гектара. Для этого решили выращивать яровой рапс. Почему его? В наших условиях это одна из немногих сельхозкультур, которая может расти и давать хороший урожай, хотя есть одна альтернатива – горох.

Чтобы выстроить более продуктивный севооборот, необходимы культуры, которые могут быть улучшателями, но при этом они еще должны быть высокомаржинальными. Поэтому мы разработали новый проект с очень длинным названием, но между собой мы его кратко называем «Рапс». Его цель – освоение нового четырехпольного севооборота. В 2020 году он будет выглядеть так: пшеница и другие зерновые займут 25 %, пары – 25, рапс – 17 %, остальное – это горох и кормовые травы. Маржинальность такого севооборота будет гораздо выше. Сейчас у нас переходная модель, но новый севооборот нами уже на 80 % освоен. Окончательно мы внедрим его в 2019 году.

Что касается хозяйства, то «Куйтунская Нива» основана в 2010 году и входит в агрохолдинг «Саянский бройлер». Это один из признанных в регионе лидеров производства экологически чистых, высококачественных продуктов питания. Холдинг начал работу 25 лет назад с птицефабрики в Саянске, а сегодня это многопрофильное предприятие с единым циклом «от поля до прилавка», от выращивания зерна и производства кормов до производства яиц и мяса птицы, которые реализуются через фирменную торговую сеть.

Благодаря собственному производству кормов, «Саянский бройлер» может регулировать свою ценовую политику, что делает продукцию холдинга доступной для массового покупателя. Сейчас на долю «Саянского бройлера» приходится более 50 % производства мяса птицы в Иркутской области.

Но корма недостаточно вырастить, их еще необходимо грамотно хранить, поэтому в состав компании в 2004 году было включено обособленное хлебоприемное предприятие. Сегодня оно прошло полную реконструкцию, обновлено все оборудование. Теперь в его складских помещениях силосного типа может храниться до 30 тыс. т зерна. После подработки и сушки оно все поступает на птицефабрику.

А сколько у «Куйтунской нивы» земли?

Сегодня у нас в обработке 29,2 тыс. га, но мы стремимся к 30 тыс. га – это стратегическая задача. Наше предприятие обеспечивает потребности агрохолдинга в зерне примерно на 60 %, а по рапсу – на 100 %. Дополнительно мы ввели в производство горох, но из-за его специфической технологии, сроков уборки это уже немножко другой проект, ставку на него не делаем, хотя увеличили с 2015 года его площадь до 400 га. Думаю, что в перспективе доведем горох до 1 тыс. га.

У вас такой основательный подход ко всему, можно сказать, целая целевая программа по развитию хозяйства. Что же мешает обеспечивать «Саянский бройлер» зерном на 100 %?

Дело в том, что мы не хотим быть монополистами, даем развиваться нашим соседям – фермерам. В Куйтунском районе, кроме как сельским хозяйством, больше-то и заниматься нечем. Кроме того, зерно можно сдать в основном только в «Саянский бройлер» и один крупный свинокомплекс, рынок в Иркутской области очень небольшой. Поэтому 40 % объема и оставляем фермерам, чтобы они могли реализовать свое зерно.

Со многими производителями уже много лет сотрудничаем. Они каждый год поставляют «Саянскому бройлеру» определенное количество зерна. Договоры заключаются с ними заранее. По ним фермерам выделяются средства на посевную: они получают деньги весной и сдают зерно осенью. Можно сказать, что это беспроцентный товарный кредит, который агрохолдинг выделяет для развития фермерских хозяйств в регионе. Плохо, когда развивается только одно большое хозяйство, а маленькие – чахнут, так нельзя, все должны двигаться вперед. Это производству только на пользу пойдет.

Многие хозяйства в Сибири только сейчас стали выращивать рапс, почему в последние два - три года возник большой интерес к этой культуре?

А. В. Каргин

Интерес к ней был всегда, но не было большого рынка сбыта. В 2015 году, когда я только пришел в хозяйство, мне сразу сказали: «Владимир Федорович, давай-ка скорее сей рапс». Я ответил: «Нет! Сразу делать мы это не будем».

Сначала необходимо подготовиться, то есть иметь определенные знания, опыт, технологии, сушильные комплексы, очистку, силосы для хранения. Вот тогда – да, можно и попробовать. А если просто посеять наобум, то потом будешь по всей области с ним бегать, искать сначала, где его высушить, а потом и кому продать. Это не по-хозяйски.

Мы хорошо все прикинули и начали с опыта на небольшом поле в 2017 году. Получили хорошие результаты: наивысшую урожайность показали два сорта – Сальса (47,5 ц/га) и Траппер (48,4 ц/га). В 2018 году мы рапс посеяли уже на 4 тыс. га.

Мне в производстве очень нравятся гибриды германской селекции компании «Рапуль» – я еще не видел лучше. К сожалению, отечественная селекция в этом направлении сильно уступает. Просто история селекции рапса в Германии уходит в давние времена. Даже во времена войны они не потеряли своих знаний. И у них политика правильная – семена для каждого региона они стремятся производить в схожих условиях. У «Рапуль» была задумка выращивать семена в Сибири, но потом дело не пошло, я надеюсь, в будущем у них это получится сделать.

Вернемся к вашему рапсовому проекту, 4 тыс. га – не слишком большой объем для начала?

Нет, ведь в сельское хозяйство я не в 2015 году пришел. Я всю жизнь работал агрономом, и рапс – моя любимая сельхозкультура, всегда стараюсь внедрить его в севооборот. В свое время, работая в Алтайском крае, я доводил его посевы до 9,5 тыс. га, так что у меня опыт есть. Но не должно быть перегибов, я понимаю, что это маржинальная культура, но если нарушить ее технологии выращивания, севооборот, то она начнет вредить земле и не будет давать ожидаемых результатов.

Сейчас сибирский рапс стал активно закупать Китай, нет планов продавать его еще и на экспорт?

У всех сегодня главный вопрос: куда продать рапс? Перед тем, как начать выращивать эту культуру, мы понимали, что маслосемена будет закупать «Саянский бройлер». Если будут излишки, то тогда мы сможем продать этот рапс по сходной цене на масложиркомбинат в Иркутске.

Что касается Китая – мы только за! Но чтобы продать туда рапс, сначала надо пройти через тернии наших бюрократических кабинетов. Мы с удовольствием его отправим, если будет элеватор, который сможет консолидировать необходимые объемы и переправлять их в Китай. Я считаю, что каждый производитель сам по себе не сможет успешно этим заниматься, необходима кооперация. Сразу все засевать новой культурой никто не будет, бросаться в крайности в сельском хозяйстве не принято. Все-таки аграрный бизнес должен быть запланирован на далекую перспективу, на 20 - 30 лет вперед. Я вообще за то, чтобы «привязать» землю к собственнику, изначально ее нельзя было приватизировать, и выделять следовало именно тем производителям, которые компетентны в этом вопросе, у которых есть материально-техническая база, чтобы содержать землю в щадящем режиме, не истощать ее. Это – правильное земледелие. А когда абы кто начинает заниматься сельским хозяйством, со временем он, может, и научится, но земля-то пострадает – это неправильно. Даже сегодня бывает так, что иногда больно смотреть.

Вы говорили, что продуктивность гектара станет выше, но затраты, наверное, тоже увеличатся?

Естественно, никакой прибыли без инвестиций получить нельзя. Иногда можно «выехать» за счет климатических факторов, но запланированно увеличить прибыль можно только через инвестиции. Огромное спасибо нашему государству, которое поддержало наш рапсовый проект, он финансируется как учредителями хозяйства, так и государством. Все принятые обязательства нами выполняются. Например, мы в основном стараемся закупать технику российского производства.

А что касается проекта, в этом году первая стадия реализована – создан приемный пункт на комбинате. Мы приобрели сушилку, будут установлены рапсовые хранилища, система очистки. Все строительные работы идут в режиме онлайн, представители Минсельхоза могут наблюдать за ними в любое время суток.

Какова роль у государства в «рапсовом проекте»?

Еще раз повторюсь, это значимый проект не только для нас, но и для области. Государство возмещает 50 % затрат на создание инфраструктуры и закупку техники. Но все эти средства выделяются не просто так, предприятие в рамках взятых обязательств создает новые рабочие места, увеличивает налоговые отчисления в бюджеты различного уровня и т. д.

Сельхозпроизводители часто говорят, что отечественная сельхозтехника сильно уступает зарубежной…

По каким-то показателям она, конечно, уступает, но в последнее время ситуация меняется в лучшую сторону. Возьмем «Акрос» – это уже реальная альтернатива импортным зерноуборочным комбайнам. Меня, как руководителя хозяйства, эти машины полностью устраивают. Все необходимые опции у них есть. Конечно, у российских комбайнов есть слабые места, но завод с нами активно работает, его сервисная служба оперативно устраняет недостатки. В последнее время особых поломок нет, а производительность и выработка наших комбайнов у меня нареканий не вызывают.

Если говорить о тракторах, то «Кировцы» сегодня – это тоже очень неплохой вариант, производители их постоянно модернизируют для того, чтобы приспособить к реалиям российского АПК. «Джон Диры», особенно девятой серии, – это прекрасная техника, но они стоят в два раза дороже. Так что сегодня российские машины для нас – более приемлемый вариант.

А опрыскивающей техникой вы обеспечены?

Раньше мы использовали наемные опрыскиватели, а сейчас в хозяйстве шесть своих. В этом году мы еще привлекали наемные машины из-за того, что у нас посевная площадь увеличилась на 4 тыс. га. Все опрыскиватели у нас самоходные, прицепные я не приемлю. Работаем только по ночам, на компромиссы я не иду.

Уборка пшеницы

Сколько вообще людей работает в хозяйстве?

По штатному расписанию – 225 человек, а в сезон – 250. На простые работы, которые не требуют высокой квалификации, стараемся привлекать студентов, учеников и т. д. Средняя зарплата у нас около 23 тыс. руб. с небольшим, механизаторы, конечно, получают гораздо больше.

Но с кадрами проблема сохраняется. Мы бы, конечно, хотели видеть на производстве молодых, но настоящих агрономов. Я, например, уже с детства знал, что буду им, так как семья всегда была связана с работой на земле, мои предки приехали в Сибирь по Столыпинской аграрной реформе. Мой отец был агрономом, и он меня часто брал с собою на работу. Поэтому никаких сомнений в выборе профессии у меня не было.

Я закончил Славгородский техникум в Алтайском крае, в армии отслужил, затем поступил в Алтайский аграрный университет. В 25 лет я уже был главным агрономом.

Ваше быстрое повышение не вызвало зависти у более возрастных коллег?

Если у вас адекватное начальство, и вы обладаете знаниями, уверены в своей правоте, можете культурно общаться, то всегда сможете доказать свою правоту, не важно, сколько вам лет. Конечно, я сталкивался c какой-то завистью, но потом все стало нормально.

Надо просто любить свое дело. Есть такая хорошая сибирская поговорка: если ты хочешь ничего не делать, то займись любимым делом. Но агрономии надо отдать многое. Бывало, что в уборку или страду я спал по два часа, часто оставался ночевать в поле. И надо было все успевать, настраивать технику, соблюдать технологии…

Расскажите о технологиях, которые применяете в хозяйстве.

А. Каргин: В этом году часть пшеницы выращиваем по зяби, часть – по пару. Делаем зяблевую вспашку, весной – боронование и сеем. Похожую технологию применяем при выращивании ячменя и овса. У нас есть два отделения, которые занимаются растениеводством. На первом под рапс мы сделали дискование в два следа, а на втором вспахали и тоже прошлись дискаторами. Дело в том, что осень была влажная, на одном отделении дискаторы пошли по полю нормально, а на другом их стало забивать, и нам пришлось запустить плуги.

Весной калибруем и протравливаем семена, для этого используем фунгицидный протравитель Оплот. Он подавляет не только корневые гнили, но и головневые заболевания. Нормы высева семян – около 6, 5 - 7 млн шт/га. Раньше сеяли меньше, но посевы были сильно изреженные. У нас низкий коэффициент кущения – 1 - 1,6, по пять - шесть стеблей у нас никогда не бывает.

Первым в начале мая сеем горох, затем – пшеницу, 10 - 12 мая – рапс, а последними – ячмень, овес и кормовые травы. Под зерновые вносим по 50 кг/га азофоски и аммофоски, а также 100 кг/га селитры, под рапс – 100 кг/га селитры и 45 кг/га азофоски.

После того как появились всходы, начинаем наблюдать за сорняками, они на наших полях в основном представлены широколистными видами – осотами, щирицей, ромашкой, марью белой, хватает и злаковых – овсюга, просянок. В последние годы стал все больше распространяться хвощ, а вьюнка на полях мало, видимо, ему у нас холодно.

Когда сорняки находятся в оптимальной для обработки фазе, применяем гербицидный комплект Балерина Микс. Против овсюга и просянок на пшенице используем граминицид Ластик Топ, а на ячмене – Ластик экстра. Болезни по вегетации на пшенице и ячмене есть, но эти года были засушливыми, и фунгицидные обработки мы не проводили. Если они потребуются, то по флаг-листу применим фунгицид Колосаль Про.

Для сева рапса мы приобрели четыре комплекса «Феат». Высеваем 3 кг/га. Посевной материал протравливаем инсектицидным протравителем Табу, это у нас обязательный прием, так как всходы весной сильно повреждают крестоцветные блошки.

Проводим также краевые обработки инсектицидом Брейк. Против сорняков применяем баковую смесь гербицидов Галион и Миура, затем, когда растения находятся в фазе бутонизации, против цветоеда – Брейк. Так как рапсом мы занимаемся недавно, то большого развития болезней пока не наблюдали.

При необходимости перед уборкой обрабатываем посевы глифосатсодержащим гербицидом Торнадо 500. Он отлично очищает посевы от сорняков, которые отросли во время вегетации. Хотя ждать надо две недели, пока препарат сработает, результат получается нормальный.

Цветущий рапс в «Куйтунской ниве» Какие сорта используете в производстве?

Наша хозяйство получило статус семеноводческого. Семенами мы себя полностью обеспечиваем, покупаем питомники, размножаем, ведем обновление, заключаем лицензионные договоры, платим роялти, все как положено. В производстве у нас пшеница Ирень, ячмень – Ача, овес – Ровесник. Сейчас хотим взять на размножение два новых сорта – Казачок и Егорыч. Мы также приобрели питомник пшеницы Алтайская 70.

В. Ф. Страшко: Это продовольственный сорт, нам надо идти к тому, чтобы выращивать в Иркутской области продовольственную пшеницу. А для этого Ирень не подходит, это все-таки фуражный сорт, хотя он и обладает очень высокой клейковиной. Чтобы получать зерно, которое подойдет для мельниц и хлебопекарен, необходимы новые сорта. И тогда мы сможем говорить о том, что у нас есть своя альтернатива алтайской пшенице. Дешевле выращивать сырье на месте, ну и патриотизм региональный должен быть у людей.

Какую урожайность получаете в местных условиях?

Местные говорят, что Куйтунский район – это Кубань Иркутской области. Осадков у нас выпадает мало, вегетационный период короткий, но почвы относительно хорошие, работать можно. За период моего руководства мы пару раз попадали под сильную засуху, но результаты получали всегда достойные, средняя по годам урожайность пшеницы на круг составляет около 26 ц/га.

На самом деле я считаю, что не бывает засух, бывает нерадивый агроном. Для того чтобы вырастить центнер пшеницы или рапса, можно потратить 5 мм влаги, а можно и 10 мм. Все зависит от того, как сбережешь почвенную влагу, если все хорошо сделаешь, то так и сработаешь. Знания агронома – это залог успеха. Когда мы говорим о технологии, то она не может быть одинаковой для всех предприятий и полей. Агрономы и существуют для того, чтобы думать, импровизировать.

Когда агроном приходит в хозяйство, там уже есть определенный набор технологий и машин. Используя их, он должен выполнять поставленную задачу.

А что касается почвенно-климатических условий, то агроном тоже должен уметь подстроиться и под них. Например, мы подбираем сорта с соответствующим периодом вегетации, стараемся правильно организовать уборку – начинаем с гороха, затем переходим на ячмень и т. д. Мы уже много лет работаем с компанией «Август», ее специалисты разработали для нас системы защиты для каждой культуры. Мы согласуем наши действия, баковые смеси и видим результат: сорняков нет! А это значит, что часть почвенной влаги мы уже сберегли. Плюс проводим листовые подкормки, используем антистрессовые препараты, не стоим на месте, движемся в правильном направлении.

Но у предприятия почти 30 тыс. га. Для того чтобы творчески подходить к каждому полю, необходимо большое количество агрономов…

У нас их работают трое, ну и я им в помощь. Пока хватает, хотя в перспективе планируем взять еще агронома-семеновода. Ведь как раньше было, в те давние, застойные в кавычках годы: на одного агронома по норме приходилось до 3 тыс. га. Нам бы их требовалось около 10. Но наши агрономы очень мобильные, каждый оснащен сумкой, где есть все анализаторы, навигатор, различные средства диагностики. Планируем установить в ближайшее время метеостанцию, будем анализировать климатические условия, это позволит нам прогнозировать какие-то вещи. Надо быть готовым ко всему.

Большое внимание уделяем точному земледелию. Например, установили навигацию на трактора, это значительно упрощает работы, повышает точность посева, нет перекрытий. Опрыскиватели «Туман» оснастили навигационной системой «Тримбл», в этом году взяли на испытания два навигатора от компании «Джон Дир», посмотрим, какая система лучше.

Стараемся все внедрять постепенно, резких движений не делаем. Ведь для того чтобы получить хорошую урожайность, все планки бочки Либиха должны быть на одном уровне. Задача агронома и заключается в том, чтобы видеть все эти планки и поставить их в нужный момент на один уровень. Чудес не бывает, главное, чтобы все было ровно, тогда и бочка будет полной, и бюджет предприятия.

Спасибо за беседу!

Беседовал Игорь ТИМЧЕНКО

Фото Ю. Усачева и из архива хозяйства

Контактная информация

Владимир Федорович Страшко

Моб. тел: (904) 112-57-18

Александр Викторович Каргин

Моб. тел: (950) 101-11-91

Подписи к фото: 

В. Ф. Cтрашко 
А. В. Каргин 
Уборка пшеницы
Цветущий рапс в «Куйтунской ниве» 

Опубликовано в номере 9(179) за 2018 год

Перепечатка и копирование материалов на электронные ресурсы только с письменного разрешения редакции и с указанием первоисточника.


Рейтинг: Нет голосов
Ваша оценка: 1 2 3 4 5

Архив материалов по номерам

Архив газеты в PDF